Психология взаимоотношений

Психология взаимоотношений мужчины и женщины


Концепции транзакционного анализа за несколько…

Концепции транзакционного анализа за несколько десятков лет претерпели существенные изменения. Это необходимо учитывать при их изучении для правильного понимания теории Берна. В ее основе лежит Структурный анализ. Структурный анализ направлен на сложные психические процессы или, другими словами, на то, что составляет личность. Берн исследовал взаимодействия между людьми, в частности, между своими пациентами, участниками терапевтических групп. Исследование того, как люди взаимодействуют друг с другом, и получило название транзакционного анализа. Потратив некоторое время на изучение транзакций, Берн осознал факт существования устойчивых форм поведения, характерных для определенных транзакций. Таким образом Берн понял, как можно сделать так, чтобы члены группы почувствовали себя опечаленными, виноватыми, рассерженными или одержавшими победу. Устойчивые формы поведения Берн назвал "играми" и занялся Анализом этих игр. В конце концов Берн обнаружил, что людям часто бывает трудно отказаться от игр, оказывающих на них разрушительное влияние, из-за того, что им жалко сил, потраченных на достижение соответствующих целей. Члены группы часто разыгрывали одну и ту же драму как бы вынужденно. Работа Берна в этой области завершилась разработкой анализа сценариев.

Состояния Я (структурный анализ)

Структурный анализ лежит в основе транзакционного анализа, анализа игр и сценариев не только в историческом, но также в теоретическом и концептуальном смысле. Исходя из принципов классического психоанализа, Берн, прежде чем приступить к исследованию межличностных отношений, сосредоточил свое внимание на внутренних психических процессах. Хотя Берн и отказался от наиболее устрашающих фрейдистских ярлыков, его способ концептуализации личности сохраняет сильную связь с психоанализом. Согласно теории Берна, личность состоит из трех отдельных функциональных структур, известных как состояния Я. Каждое состояние Я (рис. 10-1) представляет особый рисунок мышления, чувств и поведения, их выделение основано на трех аксиоматических положениях (Berne, 1961):

    Каждый взрослый человек когда-то был ребенком. Этот ребенок в каждом из нас представлен состоянием Я, обозначаемым как Ребенок.* Каждое человеческое существо, имеющее нормально развитый мозг, потенциально способно к адекватной оценке реальности. Способность систематизировать получаемую извне информацию и принимать разумные решения относится к состоянию Я, обозначаемому как Взрослый. У каждого индивида, дожившего до зрелого состояния, были или есть родители или лица, которые их заменили. Родительское начало внедряется в каждую личность и принимает вид состояния Я, обозначаемого как Родитель.

* Заглавные буквы в словах Ребенок, Взрослый, Родитель указывают на то, что речь идет о состояниях Я, а не о реальных ребенке, взрослом, родителе.

Концепции транзакционного анализа за несколько...

Рис. 10-1. Родитель (Р), Взрослый (В) и Ребенок (Д = Дитя)

По теории ТА, личность естественным для себя путем дифференцирует эти три состояния Я, которые способны к гармоничному взаимодействию. Это противоречит теории психоанализа, согласно которой деление личности на отдельные компоненты является результатом травмы и свидетельствует о патологии. Поверхностное сходство между Родительским, Взрослым и Детским состояниями Я и фрейдовскими понятиями Сверх-Я, Я и Оно, конечно же, существует. Однако, как отмечал Берн, между ними существуют и достаточно выраженные различия (Berne, 1966).

Состояния Я несколько более сложны, чем можно заключить из их прагматической абсолютизации. Родительское состояние Я отражает влияние как собственно родителей, так и тех, кто их заменял. Это как бы хроникальная запись всего важного, что родители или воспитатели сделали в жизни человека. Многие наши убеждения, предрассудки, ценности, отношения в действительности были когда-то давно почерпнуты нами из внешних источников. Берн настаивает на том, что этот процесс идет автоматически, тогда как другие утверждают, что дети активно участвуют в отборе и обработке того, что они воспринимают из внешнего мира. Взрослое состояние Я представляет собой объективность, организованность, надежность и разумность. Оно функционирует в какой-то степени подобно компьютеру, оценивая реальность планов, проверяя наличие возможностей и принимая рациональные решения. Взрослое состояние Я имеет дело с фактами. Наиболее примитивное состояние Я, Ребенок, существует как реликт детского состояния самой личности и включает в себя чувства, формы поведения и мысли, которые были присущи человеку в детстве.

В процессе анализа каждое состояние Я может быть, в свою очередь, структурно и функционально разделено на несколько составляющих. Объектом исследования структурного анализа является содержание состояний Я, тогда как функциональный анализ имеет дело с тем, как функционируют состояния Я. Структурное и функциональное деление состояний Я проиллюстрировано на рис. 10-2. Остановимся сначала на структурном делении. Состояние Я, называемое Ребенок, состоит из компонента Д1 (Ребенок в Ребенке) – изначальное ощущение себя младенцем; компонента В1 (Взрослый в Ребенке) – способный к интуитивным догадкам и творчеству любознательный ребенок, которого Берн называл "Маленький Профессор" и который является носителем зачатков мышления; и компонента Р1 (Родитель в Ребенке) – ранний невербальный уровень восприятия и усвоения родительских форм поведения и чувствования.

Концепции транзакционного анализа за несколько...

Рис. 10-2. Структурное и функциональное деление трех состояний Я

Теперь рассмотрим функциональное деление. Ребенок может выступать как в роли Свободного, или Естественного, Ребенка (СР), так и в роли Приспосабливающегося Ребенка (ПР). Свободный Ребенок спонтанен, импульсивен, независим, эгоцентричен и настроен творчески. В той степени, в какой его естественные потребности обрабатываются Взрослым, Свободный Ребенок действует в соответствии с реальными обстоятельствами. Приспосабливающийся Ребенок ограничен, но не влиянием Взрослого, а рамками Родительских правил и запретов. Уступчивость Приспосабливающегося Ребенка побуждает его угождать другим. С этим связаны чувства страха, стыда и вины. Соглашающийся Ребенок уравновешивается Бунтующим Ребенком, который злится, негодует и действует наперекор Родителю. В обеих своих ипостасях Приспосабливающийся Ребенок подстраивает свои чувства и действия к реакциям Родителя.

Родительское состояние Я также можно разделить на составляющие как структурно, так и функционально. Структурно Родительское состояние Я включает в себя Родителя, Ребенка и Взрослого, присутствующих в реальных родителях. Функционально Родитель может выступать в роли Заботливого Родителя (ЗР), который защищает, поддерживает, беспокоится, ободряет, и Критикующего или Контролирующего Родителя (КР). Критика со стороны Контролирующего Родителя может быть как конструктивной, так и деструктивной, хотя Контролирующего Родителя часто ошибочно считают исключительно отрицательным персонажем – наказывающим, требующим и безапелляционным. Контролирующй Родитель проявляет себя произвольными и неоправданными запретами и установками.

Одна из задач ТА состоит в том, чтобы дать человеку возможность достаточно легкого доступа к состояниям Я и возможность выбора состояния, которое бы соответствовало его нуждам и желаниям. Причем этот выбор должен базироваться на четком понимании того, что реально доступно и не представляет опасности. Каждое состояние Я имеет присущие ему преимущества и недостатки. Ребенок может быть не только веселым и энергичным, но и подверженным печалям и страху. Взрослый может обдумывать сложные идеи, но при этом неэффективно использовать новую информацию. Родитель обладает большим опытом и знаниями, которые позволяют ему воспитывать и поддерживать Ребенка, но он может направить Ребенка по ложному пути или нанести ему вред своими наставлениями.

В поведении человека одно из состояний Я обычно доминирует, поэтому в ТА диагностике состояний Я уделяется большое внимание. Иногда в одном индивиде действуют сразу два состояния Я. Например, человека, которому свойственны скованность и заторможенность, побуждает к посещению вечеринки его не лишенный энтузиазма Ребенок, тогда как Родитель напоминает ему о смущении и замешательстве, которое он может там испытать. В приведенном ниже самоотчете без труда просматриваются все три состояния Я (Woollams and Brown, 1979):

Студентка обсуждает свою соседку по комнате в общежитии: "Это глупая, безответственная, легкомысленная девчонка (Критикующий Родитель). Мне приходится вместо своих проблем заниматься ее делами (Заботливый Родитель). Иногда мне это кажется просто глупым (Взрослый), но ведь я должна помогать другим, меня же мама этому учила (Приспосабливающийся Ребенок). Однако иной раз мне так хочется ей сказать, чтобы она от меня отвязалась (Свободный Ребенок)" [р. 23].

Транзакции

Транзакция представляет собой обмен "поглаживаниями" между двумя людьми, точнее, между состояниями их Я. Поглаживания можно рассматривать как своего рода единицы признания, в некотором смысле подобные социальному подкреплению. Согласно теории Берна, поглаживания имеют определенное значение для выживания. Они находят выражение в прикосновениях или в вербальных проявлениях. Ребенок чутко воспринимает как невербальные поглаживания (когда его прижимают к себе, качают, ласкают, держат на руках), так и вербальные (когда ему поют, с ним разговаривают или просто сюсюкают). Со временем характер поглаживаний становится все менее физическим и все более вербальным, психологическим. Многое можно сообщить выражением лица, жестами или позой. Поглаживания могут быть более или менее условными или безусловными, положительными или отрицательными. Положительные поглаживания, иногда определяемые как "теплые и пушистые", вызывают у реципиента ощущение комфорта, сознание собственной значимости. Отрицательные поглаживания – "холодные и колючие". Хотя они и ведут к возникновению чувств дискомфорта и никчемности, все же, по мнению Берна (Berne, 1977), это лучше, чем вообще никаких поглаживания.

Большинству из нас хотелось бы получать исключительно позитивные безусловные поглаживания. "Люблю тебя таким, какой ты есть" – вот суть таких поглаживаний. Однако более обычны условные поглаживания, которые подразумевают, что мы желанны или любимы, только пока мы достаточно милы, благоразумны или водимся только с теми, с кем следует. Приспосабливающийся Ребенок в конечном итоге стремится к положительным поглаживаниям со стороны Родителя. Многие люди являются своими же злейшими врагами в том смысле, что отрицательно поглаживают сами на себя. Критикующий Родитель требует совершенства, и человек постоянно твердит себе, что он идиот, или что "это можно было бы сделать и лучше". Многие из нас живут в условиях хронического дефицита поглаживаний и испытывают неудобство, когда получают или производят положительные поглаживания (Steiner, 1971а). Услышав комплимент, например "Как вы умны!", Критикующий Родитель тут же реагирует замечанием "Зато не очень-то привлекателен!". ТА предлагает способы покончить с подобным самоистязанием и высвободить Свободного Ребенка из "ежовых рукавиц" Контролирующего Родителя. В группах ТА людей учат изменять характер привычно предпочитаемых ими поглаживаний.

Берн считал, что занятия в группах имеют ряд важных преимуществ. Он не одобрял ни психоаналитическую концепцию, по которой члены группы отождествляют себя с руководителем, ни теорию о том, что группа воспроизводит для каждого из ее членов структуру семьи. Процессы, происходящие в группе, более сложны, чем предполагает любая из этих теорий (Dusay and Steiner, 1972). По Берну, транзакции между руководителем группы и ее членами и, в меньшей степени, между самими членами определяют уровень сплоченности группы. Одним из показателей сплоченности группы является посещаемость (Berne, 1955).

Существуют транзакции трех видов: дополняющие, пересеченные и скрытые. При дополняющей транзакции ответ исходит от того же состояния Я, к которому был обращен вопрос, и, в свою очередь, адресован тому же состоянию Я лица-инициатора, которое было источником вопроса. Например, Агнес спрашивает у Берни: "Который час?" (Взрослый спрашивает у Взрослого), а Берни отвечает: "Полдень" (Взрослый отвечает Взрослому). Дополняющие транзакции ясны и понятны, даже если это транзакции между Ребенком и Родителем. У каждого участника таких транзакций возникает ощущение связи с другим ее участником и чувство взаимопонимания.

При пересеченной транзакции (рис. 10-3) ответ исходит не от того состояния Я, к которому был обращен вопрос. Например, Агнес спрашивает у Берни: "Который час?" (Взрослый спрашивает у Взрослого), а Берни отвечает "Почему у тебя нет своих часов?" (Родитель отвечает Ребенку). При пересеченных транзакциях имеют место взаимное непонимание и тенденция к ссорам, обидам, гневу. Однако и этот тип транзакций ясен, и относительно степени взаимопонимания здесь сомнений нет.

Концепции транзакционного анализа за несколько...

Рис. 10-3. Пересеченная транзакция

Скрытые транзакции не пересекаются, а содержат неявную информацию, посредством которой можно влиять на других так, что они этого не сознают. Скрытая транзакция происходит одновременно на двух уровнях, социальном и психологическом. На социальном уровне такая транзакция может быть вполне благовидна, но на психологическом уровне она обязательно содержит скрытые мотивы. Мужчина, который пользуется своим Взрослым состоянием Я, когда предлагает женщине "зайти, выпить по рюмочке", на самом деле передает ее Ребенку от своего Ребенка нечто другое. Ученик, который имеет привычку небрежно выполнять задания, напрашивается на Родительскую критику в адрес своего Ребенка.

На занятиях в группе ее члены могут реагировать любым из своих состояний Я, в зависимости от вида поглаживания, которое они хотят произвести или получить. Те, кто находятся в ладу с собой, более свободны в своем выборе и менее податливы. Однако устоять бывает непросто. Например, такое заявление Критикующего Родителя, как "Не надо бы тебе этого делать, у тебя все выходит не так" или: "Ты вообще ничего не можешь сделать как надо", может весьма сильно подействовать на чувства Приспосабливающегося Ребенка. Ниже приводятся описанные Вулламсом и Брауном (Woollams and Brown, 1979) примеры ответов, которые могут "осадить Родителя". Подобные ответы уводят человека от реакции в духе Приспосабливающегося Ребенка, инициатора же разговора они могут вывести из роли Критичного Родителя:

Взрослый (совместно с Маленьким Профессором). Я понимаю ваше намерение вызвать у меня нужную вам реакцию, но, если учесть, как мало смысла в вашем амбициозном заявлении, лучше вообще воздержаться от ответа.

Взрослый. Да, возможно вы и правы. И что же вы предлагаете?

Свободный Ребенок. Мало ли кто что скажет…

Заботливый Родитель. У вас такой расстроенный вид! У вас ничего не болит?

Существенную роль в преимущественном развитии какого-либо состояния Я играют транзакции, происходившие в прошлом. То, что сообщается Детским состоянием Я родителей, называется Запретами. Как правило, запреты формируются под влиянием жизненных обстоятельств. Запреты обычно начинаются со слова "не", например: "Не сближайся с людьми" или: "Не будь таким наивным". Наибольшей разрушительной силой обладают запреты, начинающиеся с "не будь…", потому что в них завуалирован призыв к самоубийству (Goulding, 1972). Если ребенок следует подобным запретам, то в какой-то момент он может прийти к страшному решению: "Если все и дальше будет так плохо, я покончу с собой" или: "Я добьюсь этого, даже ценой своей жизни". Хотя Берн считал, что запреты "внедрены в ребенка, как электроды" (Berne, 1972, р. 116), другие специалисты, практикующие ТА, утверждают, что у ребенка есть силы отвергнуть то, что сообщается ему родителями, или по-своему интерпретировать родительские установки (Goulding and Goulding, 1979).

В соответствии с теорией ТА, эмоциональные проблемы являются следствием противоречия между стремлением ребенка к удовлетворению собственных потребностей и необходимостью ладить с родителями или лицами, играющими их роль (получать от них поглаживания) (Woollams and Brown, 1979). К возрасту четырех-пяти лет дети начинают понимать, как следует манипулировать окружением и контролировать свое поведение с тем, чтобы получать как можно больше поглаживаний со стороны окружающих. В это время ребенок приходит к основанному на уже полученном опыте существования принципиальному решению относительно того, чего можно ожидать от жизни и какую позицию по отношению к миру лучше всего занять. То, каким оказывается это решение, зависит от сочетания полученных ребенком позитивных и негативных поглаживаний и от состоятельности того, что сообщено ему родителями. Ко времени поступления в школу дети успевают испытать едва ли не все виды родительского отношения, и все, что в этом смысле может быть новым, только подкрепляет уже усвоенное. Самое важное состоит в том, что решение, принятое ребенком в весьма раннем возрасте, закрепляется как стиль его отношений с окружающими на протяжении всей его последующей взрослой жизни.

Берн (Berne, 1966) описал четыре основные жизненные позиции, которые человек может занимать и защищать всю жизнь в результате своего раннего решения: "Со мной все хорошо, и с вами все хорошо"; "Со мной все хорошо а с вами – нет"; "С вами все хорошо, а со мной – нет" и "Со мной все плохо и с вами все плохо". Те, кто выбрал вариант "Со мной все хорошо, и с вами все хорошо", пришли к заключению, что они люди стоящие, что другие в основном тоже хорошие люди и что в жизни в принципе все доступно. Те, кто выбрал вариант "Со мной все хорошо, а с вами – нет", склонны воспринимать других людей как опасных и не заслуживающих доверия, а жизнь – как "выживание наиболее приспособленных". В крайнем выражении такая позиция приводит к формированию параноидальной личности. Вариант "С вами все хорошо, а со мной – нет" представляет собой взгляд на мир человека, пребывающего в состоянии депрессии, а вариант "Со мной все плохо, и с вами все плохо" в своей крайней форме отражает жизненную позицию шизоидной личности.

Когда ребенок занимает какую-либо жизненную позицию, он усваивает и способы ее защиты и стремится избежать влияний, которые могут ее поколебать. Берн (Berne, 1966) приводит яркий пример патологического развития личности. В детстве Рита имела привычку выбегать навстречу отцу, когда он возвращался вечером с работы, чтобы его встретить. Однако ее озадачивало, что иной раз отец бывал с ней приветлив и заботлив, а иногда – груб и резок. По мере того как такие неприятные случаи учащались, девочке все меньше хотелось вообще встречать отца. Так и получалось, что, когда отец являлся домой в хорошем расположении духа, он корил дочку за то, что она его не встречает, когда же Рита выбегала к отцу, а тот был не в духе, он прогонял ее. Когда Рите было четыре года, между отцом и матерью произошла особенно крупная ссора. В испуге Рита разразилась слезами. В тот момент она и решила, что "мужчины – звери", то есть заняла позицию "Со мной все хорошо, а с вами (мужчинами) – нет". Став взрослой, Рита начала устанавливать отношения только с мужчинами, склонными к дурному обращению с женщинами, потому что все другие могли поколебать выбранную ею позицию относительно мужчин. Рите необходимо было поступать так, чтобы оправдать психологические затраты, которых потребовало принятое в детстве решение, и доказать себе, что даже самые добропорядочные с виду мужчины под тонкой оболочкой хороших манер прячут свою грубую животную натуру.

Социальные отношения взрослого соответствуют жизненной позиции, выбранной в детском возрасте. Принятые тогда решения будут определять мысли, чувства и поведение человека на протяжении всей его жизни. Главная цель занятий в группах ТА состоит в том, чтобы выработать у членов группы жизненную позицию типа "Со мной все хорошо, и с вами все хорошо". Тех, кто считает, что и с ними, и с другими "все хорошо", характеризуют обычно как "победителей" (James and Jongeward, 1971). Победители стремятся к стабильным отношениях с другими, неудачники же чувствуют себя лучше, когда в их жизни что-то меняется. Вся их энергия растрачивается на сожаления о прошлом и надежды на будущее.

Игры

Такие транзакции, как ритуалы, совместная деятельность и времяпрепровождение, направлены на достижение определенных целей – структурирование времени и получение поглаживаний от окружающих. Это "честные" транзакции, которые не предусматривают манипуляцию другими. Игры же "нечестны" в самой своей основе. Игры – это серии скрытых транзакций, ведущих к определенному, часто негативному результату, в котором заинтересован тот или иной игрок. Берн с помощью своего Маленького Профессора придумал множество колоритных названий для таких психологических игр, например "Алкоголик", "Полицейские и воры", "Насилуют!", "Костяная нога", "Попался, сукин сын" и т. д.

В игре "Почему бы вам не? – Да, но…", которую часто разыгрывают в группах, главный игрок постоянно просит чужих советов и с тем же постоянством отвергает все, что ему ни предложат. Другие члены группы полагают, что инициатор этой игры действует в соответствии со своим Взрослым Я, то есть что он пытается найти конкретное решение настоящей проблемы, поэтому они вносят предложения от своих Взрослых Я. Однако на самом деле инициатор действует в интересах Детского Я и считает, что предложения исходят от Родителей. В итоге главный игрок начинает испытывать приятное чувство от сознания возможности отвергнуть любые предложения членов группы. Таким образом он доказывает себе, что Отец не всегда прав. Члены группы тоже получают отдачу, поскольку хитрость инициатора игры срабатывает, только если его партнеры восприимчивы или легко поддаются на провокацию. И отдача здесь состоит в досаде и раздражении, которые позже могут привести к оправданному выходу гнева, отчаяния или чувства вины. Главная цель любой игры состоит в получении поглаживаний от окружающих и в подтверждении изначально существующей позиции относительно мира в целом и живущих в нем людей. Игра является богатым источником поглаживаний и средств для поддержания жизненной позиции. Например, при помощи игры можно лишний раз убедить себя в том, что в детях нет ничего хорошего и все они неблагодарны или что в родителях нет ничего хорошего и все они тираны.

Когда люди участвуют в игре, по крайней мере один из них обычно каким-то образом травмируется. Остающиеся после игры неприятные чувства принято называть "вымогательскими". Наиболее часто испытываемыми членами группы вымогательскими чувствами являются гнев и депрессия. При помощи таких чувств дети нередко пытаются привлечь внимание членов семьи и отказаться от своих настоящих чувств, которыми долгое время пренебрегали или которые не вызывали никаких ответных реакций. Вымогательские чувства вынужденно заменяют чувства Свободного Ребенка или те чувства, которые родителями были признаны неуместными. Представим себе занятие в группе, во время которого один из ее членов не выполняет задачу, за которую сам же взялся. У партнеров это вызовет специфические и предсказуемые вымогательские чувства: кто-то будет зол на нерадивого, кто-то станет недоумевать относительно дальнейшего хода событий, кто-то будет готов унизить неудачника, а кто-то другой – защитить его; одни будут упиваться своим превосходством, другие пассивно уступят общему настроению. Лучшим решением проблемы в этом случае будет реакция Свободного Ребенка: выражение недовольства и поиск решения вместе со всеми.

Сценарии

В основе транзакций лежит так называемый Сценарий – генеральный план, который организует жизнь человека. Исследование сценариев явилось конечным этапом разработки Берном теории ТА (Berne, 1972) и было продолжено Стейнером (Steiner, 1974) и Кроссманом (Crossman, 1966). Сценарий – это персональный план жизни, выработанный в качестве стратегии выживания. Если родители стараются развить у ребенка чувство собственной значимости, ребенок разрабатывает конструктивный сценарий жизни, в который вкладывает ощущение своей состоятельности, веры в себя и в свое будущее. Деструктивные сценарии являются следствиями решений, принятых с целью совладать с негативными влияниями. Таким образом, от жизненной позиции ребенка зависит разрабатываемый им сценарий.

По Берну, наиболее важные решения, определяющие отношение к жизни, принимаются в первые два-три года, а большая часть сценариев усваивается до шести лет. Основными детерминантами сценариев индивида являются Детские состояния Я его родителей, которые внедряются в сознание ребенка посредством запретов (Steiner, 1974). В то время как некоторые запреты выражаются достаточно четко, например "Нельзя плакать на глазах у всех" или "Нельзя бить тех, кто меньше тебя", другие могут лишь подразумеваться. Например, ребенку, которого распекают за откровенные проявления чувств, вполне может быть внушено "не чувствуй". Такие часто встречающиеся внушения, как "ты никогда ничего не добьешься", "никому нельзя верить" или "от тебя только вред" трансформируются обычно в следующие жизненные сценарии: "я никогда никому не буду верить", "я должен стать сильным" и так далее. Сценарии, в свою очередь, усиливают влияние внушенных запретов. Таким образом круг замыкается. Выбранный сценарий жизни должен, разумеется, соответствовать жизненной позиции.

Вторым по значению источником сценариев являются сообщения, исходящие от Родительских состояний Я родителей или воспитателей. Эти сообщения, называемые также предписаниями (контрзапретами) или директивами (драйверами), также ограничивают свободу роста и развития личности. Калер (Kahler, 1975) приводит перечень наиболее распространенных директив: "будь совершенным", "будь сильным", "торопись", "упорно пытайся" и "радуй других". Эти сообщения в социальном отношении приемлемы, но по сути деструктивны, поскольку подразумевают, что дети хороши, только если следуют родительским указаниям. Но коль скоро никто не совершенен и не обладает абсолютной силой, быстротой, способностью добиваться успеха или радовать родителей, директивы способствуют формированию жизненных сценариев неудачников.

По Берну, сценарий проявляется в движениях, жестах, позах, манерах человека. Берн считал, что важную роль в создании жизненных сценариев играют и запомнившиеся с детства фантазии и сказки. Например, история Красной Шапочки несет сообщение "Будь хорошей, вежливой девочкой", внушая, что хорошее поведение и усердие будут в конце концов вознаграждены. Женщины, которые живут по сценарию этой сказки, имеют тенденцию тушеваться, будучи при этом славными и преданными, но в то же время вечными жертвами. Характер сценария зависит и от культурной среды, из которой происходит данный человек. В нашей культуре на протяжении многих поколений для женщин считались уместными такие сценарии, в которых им отводилась роль низшего по отношению к мужчине существа (James, 1973). Ниже приведена матрица (рис. 10-4), показывающая, как на основании того, что сообщается Ребенком отца и Взрослым матери, составляется сценарий жизни для Мисс Америки (Steiner, 1974).

Концепции транзакционного анализа за несколько...

Рис. 10-4. Матрица сценария "Как вырастить красивую женщину".

Воспроизведено с разрешения издателя из книги С. Steiner "Scripts People Live: Transactional Analysis of Life Scripts". Copyright 1974 Grove Press.

Конечно, не все родительские влияния на ребенка отрицательны. "Разрешения" и "позволения" относятся к числу положительных, способствующих росту личности, влияний, которые поддерживают самоуважение и дают свободу выбора. Специалисты, практикующие ТА, несколько расходятся во мнениях относительно того, что является долговременной целью ТА – формирование индивида, у которого вообще нет сценариев, или ликвидация непродуктивных сценариев и замена их на такие сценарии, которые отражают ощущение собственной состоятельности. В любом случае в группах ТА сценарии подвергаются тщательному анализу и пересмотру.

Posted in ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ ПСИХОКОРРЕКЦИОННЫЕ ГРУППЫ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *