Психология взаимоотношений

Психология взаимоотношений мужчины и женщины


Природа человеческих способностей

Природа человеческих способностей до сих пор вызывает достаточно бурные споры среди ученых. Одна из наиболее распространенных точек зрения ведет свою историю от Платона. Авторы, придерживающиеся этой точки зрения, утвержда­ют, что способности биологически обусловлены и их проявление целиком зависит от унаследованных характеристик. Обучение и воспитание может лишь изменять скорость их появления, но они всегда проявятся тем или иным образом. В каче­стве доказательства данной точки зрения используются факты индивидуальных различий, отмечающиеся в детском возрасте, когда воздействие обучения и вос­питания, казалось бы, еще не могло быть определяющим. Так, например, музы­кальная одаренность Моцарта обнаружилась в три года, Гайдна — в четыре. Та­лант в живописи и в скульптуре проявляется несколько позднее: у Рафаэля — в во­семь лет, у Ван Дейка — в десять.

Своеобразным развитием концепции наследования способностей является предположение о связи способностей человека с массой его мозга. Как известно, мозг взрослого человека весит в среднем около 1400 г. Определение массы мозга выдающихся людей показало, что их мозг несколько больше средней величины. Так, масса мозга И. С. Тургенева составляет 2012 г, мозга Д. Байрона — 1800 г и т. д. Однако впоследствии это предположение оказалось несостоятельным, по­скольку можно привести не меньше примеров знаменитостей, мозг которых был меньше средней величины. Например, у известного химика Ю. Либиха мозг весил 1362 г, а у писателя А. Франса — 1017 г. Более того, оказалось, что самый большой и тяжелый мозг — более 3000 г — оказался у умственно отсталого человека.

С идеей наследования способностей связано и учение Франца Галля, получив­шее название Френология (от греч. Phrenos«ум», Logos«учение»). Френологи пытались проследить зависимость психических особенностей человека от наруж­ной формы черепа. Основная идея базировалась на том, что кора головного мозга состоит из ряда центров, в каждом из которых локализована определенная спо­собность человека. Степень развития этих способностей находится в прямой за­висимости от величины соответствующих частей мозга. На основе специальных измерений была составлена френологическая карта, где поверхность черепа раз­бивалась на 27 участков, каждый из которых соответствовал определенной инди­видуальной особенности. Среди них выделялись «шишки способностей» к музы­ке, поэзии, живописи; «бугры» честолюбия, скупости, храбрости и т. д. Однако этот подход оказался несостоятельным. Многочисленные вскрытия показали, что череп вовсе не повторяет форму коры головного мозга, поэтому определение по шишкам и впадинам черепа умственных и нравственных особенностей человека антинаучно и беспочвенно.

Широкую известность получили работы Фрэнсиса Гальтона, который объяс­нял наследование способностей исходя из принципов эволюционной теории Ч. Дарвина. Анализируя биографии выдающихся деятелей, Гальтон пришел к вы­воду, что совершенствование человеческой природы возможно лишь путем выве­дения на основе законов наследственности расы особо одаренных, умственно и

Физически развитых людей. Продолжая линию Гальтона, в XX в. Коте определял степень одаренности известных людей по количеству строк, отведенных им в эн­циклопедическом словаре, и выделил около 400 человек, чьи высокие способно­сти прослеживаются в нескольких поколениях.

Следует отметить, что данные утверждения не лишены оснований. Особенно впечатляет история семьи немецких музыкантов Бахов. Впервые большие музы­кальные способности в ней проявились в 1550 г. Родоначальником семьи был бу­лочник В. Бах, который, как отмечал Т. Рибо в своем труде «Наследственность душевных свойств», отводил душу после работы музыкой и пением. У него было два сына, а них-то и начинается непрерывный ряд музыкантов, известных в Гер­мании на протяжении двух веков. В семье Бахов было около 60 музыкантов, из них более 20 — выдающихся.

Установлено также, что прабабушка Л. Н. Толстого — Ольга Трубецкая, и пра­бабушка А. С. Пушкина — Евдокия Трубецкая, были родными сестрами. Пять крупнейших представителей немецкой культуры — поэты Шиллер и Гёльдерлин, философы Шеллинг и Гегель, а также физик Макс Планк состояли в родстве: у них был общий предок — Иоганн Кант, живший в XV в.

В одном из исследований, проведенном с целью изучения роли наследственно­сти в развитии способностей, определялась музыкальность детей, у которых оба родителя были либо музыкальны, либо немузыкальны*. Ниже приведены резуль­таты этого исследования (табл. 23.1).

Таблица 23.1

Зависимость музыкальных способностей у детей от музыкальной одаренности

Родителей

Родители

Дети, %

Ярко выраженная музыкальность

Совсем немузыкальны

Оба музыкальны

85

7

Оба немузыкальны

25

58

* Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. — М.: Педагогика, 1976.

Следует отметить, что приведенные в таблице данные, иллюстрируя роль на­следственных факторов, не учитывают роль среды, в которой воспитывались дети. А мы с вами хорошо знаем, что развитие способностей в значительной степени определяется ролью среды, в которой живет и действует человек. Современные исследования, проводимые с применением Близнецового Метода, позволяют более точно оценить роль среды и наследственности в развитии способностей. Суть близнецового метода заключается в целенаправленном изучении близнецов. Так, в ряде исследований сравнивались между собой показатели способностей одно­яйцевых (монозиготных) близнецов и просто братьев и сестер (так называемых сибсов). Было установлено, что способности и уровень их развития внутри моно­зиготных пар совпадают в 70-80 % Случаев, а в парах сибсов — в 40-50 %. Данные исследования позволили утверждать, что способности, или по крайней мере за­датки, самым тесным образом связаны с наследственностью. Однако по-прежне­му остается без ответа вопрос о том, что важнее для развития способностей — сре­да или наследственность.

Ответ на данный вопрос попытались дать в своих работах А. Басе и Р. Плоу-мин, которые изучали отдельные характеристики Гомозиготных (имеющих иден­тичную наследственность) и Гетерозиготных (обладающих разной наследствен­ностью) близнецов. Сравнительное исследование гомозиготных близнецов, кото­рые жили и воспитывались в разных семьях, показывает, что их индивидуальные психологические и поведенческие различия от этого не увеличиваются, а чаще всего остаются такими же, как у детей, выросших в одной и той же семье. Более того, в некоторых случаях индивидуальные различия между ними даже уменьша­ются. Дети-близнецы, имеющие одинаковую наследственность, в результате раз­дельного воспитания становятся иногда более похожими друг на друга, чем в том случае, если их воспитывают вместе. Объясняется это тем, что детям-одногодкам, постоянно находящимся рядом друг с другом, почти никогда не удается занимать­ся одним и тем же делом и между такими детьми редко складываются вполне рав­ноправные отношения.

В пользу наследственной природы способностей также свидетельствуют мно­гочисленные династии артистов, художников, моряков, врачей, педагогов. Одна­ко, скорее всего, в большинстве случаев следует говорить не только о биологиче­ской, но и о социальной наследственности. Ребенок идет по стопам родителей не только из-за наследственной предопределенности, но и потому, что с детства узнал и полюбил их профессию. Поэтому в отечественной психологической науке при­нято считать концепцию наследственного характера способностей весьма инте­ресной, но не объясняющей все факты проявления способностей.

Представители другой точки зрения считают, что особенности психики це­ликом определяются качеством воспитания и обучения. Так, еще в XVIII в. К. А. Гельвеций провозгласил, что посредством воспитания можно сформировать гениальность. Сторонники данного направления ссылаются на случаи, когда дети самых отсталых и примитивных племен, получив соответствующее обучение, ни­чем не отличались от образованных европейцев. В рамках этого же подхода гово­рят о случаях социальной изоляции, ведущих к дефициту общения, в частности о так называемых «детях-маугли». Эти случаи являются доказательством невоз­можности собственно человеческого развития вне общества. В пользу данного подхода также говорят факты массового развития некоторых специальных спо­собностей в условиях определенных культур. Пример такого развития был обна­ружен в исследовании звуковысотного слуха, которое проводилось О. Н. Овчин­никовой и Ю. Б. Гиппенрейтер под руководством А. Н. Леонтьева.

Звуковысотный слух, или восприятие высоты звука, составляет основу музы­кального слуха. Исследуя эту перцептивную способность с помощью специально­го метода, ученые обнаружили сильную недоразвитость ее примерно у одной трети взрослых русских испытуемых. Как и следовало ожидать, эти же лица оказались крайне немузыкальны. Применение того же метода к испытуемым-вьетнамцам дало противоположные результаты: все они по показателям звуковысотного слу­ха оказались в группе лучших. По другим тестам эти испытуемые обнаружили так­же 100 % музыкальности. Эти удивительные различия находят объяснение в осо­бенностях русского и вьетнамского языков: первый относится к тембровым, вто­рой — к тональным языкам. Во вьетнамском языке высота звука несет функцию смыслоразличения, а в русском языке такой функции у высоты речевых звуков

Нет. В русском, как и во всех европейских языках, фонемы различаются по своему тембру. В результате все вьетнамцы, овладевая в раннем детстве родной речью, одновременно развивают музыкальный слух, чего не происходит с русскими или европейскими детьми. Данный пример показывает роль условий среды и упраж­нений в формировании способностей.

Конечным выводом этой концепции явилось положение о том, что у каждого человека можно сформировать любые способности. Придерживаясь данного взгляда, американский ученый У. Ушби утверждает, что способности определя­ются прежде всего той программой интеллектуальной деятельности, которая была сформирована у человека в детстве. В соответствии со своей программой одни люди решают творческие задачи, а другие в состоянии выполнять только то, чему их научили. В настоящее время приверженцы этой концепции в США создают специальные центры «выращивания» одаренных детей. Так, в Филадельфийском институте наилучшего использования человеческого потенциала занятия по ум­ственному развитию детей начинают с четырех-пяти лет, считая, что дорога каж­дая минута и мозгу нельзя позволять «бездельничать».

В свою очередь, жизненные наблюдения и специальные исследования свиде­тельствуют о том, что нельзя отрицать наличие природных предпосылок способ­ностей. Не признавая врожденности способностей, отечественная психология не отрицает врожденности задатков и особенностей строения мозга, которые могут оказаться условиями успешного выполнения определенной деятельности.

В отечественной психологии проблемой способностей занимались такие вид­ные ученые, как Б. М. Теплов, В. Д. Небылицын, А. Н. Леонтьев и др. В сжатом виде позицию, сложившуюся в отечественной психологии, можно охарактеризо­вать так: способности человека по своей природе биосоциальны.

Таким образом, наследственность имеет большое значение для развития спо­собностей, поскольку особенности анатомо-физиологического строения нервной системы человека в значительной степени определяют его задатки. Но, с другой стороны, сами по себе задатки не означают, что у человека разовьются соответ­ствующие способности. Развитие способностей зависит от многих социальных условий. К их числу следует отнести особенности воспитания, потребность обще­ства в той или иной деятельности, особенности системы образования и др.

Posted in Общая психология


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *