Психология взаимоотношений

Психология взаимоотношений мужчины и женщины


ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ А. АДЛЕРА

Альфред Адлер (1870-1937), так же как и Юнг, был одним из первых и наиболее талантливых учеников Зигмунда Фрейда.

И Юнг, и Адлер, и многие другие знаменитые ученые и прак­тики, вышедшие из лона классического психоанализа, безогово­рочно признавали гениальность и авторитет Фрейда и готовы были развивать его основные идеи, дополняя (а иногда и обосно­ванно заменяя или корректируя) их собственными теоретически­ми и практическими поисками.

Практически никто из известных психоаналитиков (кроме Ф. Пёрлза, который не был непосредственным учеником Фрейда, хотя и считал себя им вначале) не уходил от Фрейда, «хлопнув дверью», то есть громко заявив о разочаровании в нем и об ошибочности многих основных положений классического пси­хоанализа. Все готовы были к продолжению творческого сотруд­ничества, но Фрейд, несмотря на всю свою неоспоримую гениаль­ность, страдал невероятно ранимым самолюбием и тщеславием, стремлением (во многом ему удавшимся) превратить психоанализ в современную религию и распространить его на все и вся. При этом он считал любое мельчайшее отступление от его канонов посяга­тельством на его основы и свое собственное величие, и усомнив­шийся немедленно и окончательно изгонялся.

Но нет худа без добра.

Альфред Адлер (так же как и Карл Густав Юнг), расставшись со своим учителем, полностью вышел из тени его славы и давления и создал собственное оригинальное, исключительно интересное пси­хоаналитическое направление, породив множество идей и школ.

Но сначала он (по обоюдному желанию с Фрейдом) оставил Венское психоаналитическое общество в 1911 году, отказавшись от поста его президента, и основал собственную организацию — Ассоциацию индивидуальной психологии. Уже через несколько лет эта ассоциация распространила свои идеи и организовала на­циональные ассоциации и отделения во многих странах Европы, а затем и в Америке.

Адлер внес большой научно-практический вклад в совершен­ствование системы образования и в первую очередь — в систему профессиональной подготовки самих учителей.

К основным идеям и принципам Альфреда Адлера в первую очередь следует отнести:

— принцип целостности, или холизм (от англ. Whole, которое пе­реводится как Целый, Цельный, целостный);

— единство индивидуального стиля жизни;

— социальный интерес, или общественное чувство;

— направленность поведения на достижение цели.

В отличие от Фрейда Адлер считал, что на поведение, образ мышления и эмоциональные состояния людей влияет не столько прошлое (предыдущий жизненный опыт и тем более постоянно упоминаемый Фрейдом самый ранний период детства), Сколько Будущее (цели и ожидания). При этом основным мотивом, прямо или косвенно детерминирующим (причинно обусловливающим) по­ведение, мысли, чувства и ожидания человека, является явное или скрытое (даже от сознания самого этого человека) стремление к пер­венству, превосходству над другими, к расширению сферы влияния, так сказать, к завоеванию жизненного пространства, расширению (увеличению) собственности, приобретению чего-то нового.

То, что это не каждому удается, не отрицает изначальное суще­ствование этого мотива. Напротив, именно его «нереализация» и порождает неврозы и многие психологические проблемы, на пер­вый взгляд и даже по мнению самого клиента, никак не связанные с такими стремлениями.

Именно Адлер ввел в психологию и психотерапию такой по­пулярный в настоящее время (и употребляемый к месту и не к месту) термин комплекс неполноценности, считая, что этот ком­плекс и желание компенсировать его являются мощным генератором энергии в достижении целей, в том числе самыми выдаю­щимися людьми.

Основанием такого комплекса, формирующегося обычно с дет­ства, могут быть маленький рост, отставание от сверстников в фи­зическом или умственном развитии, реальные или надуманные не­достатки во внешности, чувство социальной, национальной и дру­гой неполноценности. Именно чувство неполноценности, которое в дальнейшем может быть частично и даже полностью вытеснено в сферу бессознательного, является по Адлеру источником агрессив­ной энергии борьбы за власть в прямом и косвенном смыслах.

Адлер первым стал рассматривать агрессию не только как стремление уничтожить, разрушить фрустрирующий объект или (при невозможности сделать это) сорвать злость, нанести ущерб тому, кто и что попадется под руку. Адлер, а вслед за ним и мно­гие психологи считают агрессию важнейшим врожденным качест­вом выживания и достижения жизненных целей, она может выра­жаться в социально приемлемых и даже престижных формах, та­ких, как повышенная целеустремленность, инициативность, ак­тивность и жизнестойкость. (Как мы уже говорили, в США такое положительное понимание агрессивности употребляется повсеме­стно — в спорте, бизнесе, политике и т. д.)

При этом агрессию и волю к власти Адлер считал необходи­мыми компонентами стремления не только к превосходству над другими, но мощным генератором энергии самосовершенствова­ния, стремления побеждать самого себя, свои слабости и недос­татки, максимально реализовать свои способности.

Повторяю, что не у каждого это получается и даже просматри­вается в его поведении и личности, однако, считал Адлер, в той или иной мере такие стремления заложены в каждом и активизи­руются (хотя и не всегда очевидно и результативно) как компенсаторная реакция на реальное или воображаемое ощущение ущерб­ности, неполноценности. Как уже отмечалось, стремление к пре­восходству может иметь как положительную, так и отрицатель­ную реализацию с социальной точки зрения.

Положительная реализация происходит во взаимопонимании с другими, на благо если не общества в целом, то хотя бы отдельно­го социума (семьи, окружающих), включая здоровое стремление к саморазвитию и раскрытию способностей, формированию наибо­лее совершенного образа жизни, то есть напоминает стремление спортсмена честно победить соперников или хотя бы показать наилучший результат (при уважении к соперникам и честно со­блюдая правила соревнований).

Если же люди борются за власть и первенство над другими для эгоистического самоутверждения, в ущерб другим, под девизом «цель оправдывает средства» или «победа любой ценой», то это, согласно Адлеру, сочетание невротического извращения, когда энергия достижения, вызванная сильным комплексом неполно­ценности, сочетается с социальной незрелостью, отсутствием со­циальных интересов или их искаженностью.

В зависимости от масштабов личности и социальных условий такая социально извращенная жажда первенства может распро­страняться от желания унижать тех, кто слабее тебя (среди сверст­ников, членов семьи, в группе и т. п.), до стремления к общегосу­дарственному или мировому господству, но именно с позиции су­губо эгоистичного самоутверждения за счет унижения, подчине­ния, страха других.

Положительная или отрицательная реализация комплекса непол­ноценности во многом определяется системой личностных ценностей индивида, которые формируются уже на первых этапах воспитания.

Таким образом, первая естественная реакция ребенка, ощу­тившего комплекс (реальной или надуманной) неполноценности и порожденное им чувство неуверенности, незащищенности и стремления избавиться от них, может получить различное разви­тие в зависимости от условий воспитания.

Например, как считает Адлер, многие из таких детей впослед­ствии стали врачами, считая, часто неосознанно, что эта профес­сия лучше защищает их от страха болезней и смерти.

Как и Фрейд, Адлер считал, что дети и взрослые, страдающие теми или иными неврозами, как правило, обманывают в первую очередь себя, а затем уже и других, в истинных причинах их от­дельных поступков и моделей поведения в целом. При этом Адлер настаивал, что все эти самообманы вызваны явным, а чаще всего вытесненным из сознания сочетанием комплекса неполноценно­сти и стремления к его компенсации в виде превосходства над другими и повышения самоуважения.

Вышеупомянутый принцип холизма (целостности), ставший од­ним из основных в системе Адлера, предписывает психотерапевту постоянно помнить, что отдельные поступки, мысли и чувства ин­дивидуума, какими бы случайными и независимыми друг от друга они ни казались, обязательно объединены в уникальный для каж­дого человека жизненный стиль, который в различной степени осознанно и неосознанно, под влиянием сочетания внутренних (врожденно-биологических задатков) и внешних (социальных: от семейных до общественных) факторов, выбирает каждый человек.

Признавая роль бессознательного, Адлер в то же время при­знавал решающую роль осознанного активного и творческого начала в каждой личности и в формировании собственного жиз­ненного стиля, а также заложенные в каждой здоровой личности социальные потребности к подавляющему или зависимому, ко­оперативному (дружескому или хотя бы партнерскому) положе­нию, к взаимоподдержке и взаимопомощи.

При этом он не разделял резко биологическое и социальное в человеке. Так, социальные потребности человека он считал во многом врожденным (хотя и не всегда осознаваемым) чувством «общности со всем человечеством».

Вообще, социальному чувству, стремлению ко взаимодействию с другими, учету и развитию этих потребностей Адлер отводил очень большую роль в психотерапии неврозов, предотвращении и преодолении отклоняющегося поведения. Он считал, что именно это (социальное) чувство при его правильной реализации помога­ет преодолеть комплекс неполноценности и использовать его компенсаторную энергию на пользу (а не во вред) себе и другим.

Он так и определял ориентиры развития здорового индиви­дуума, в котором должно равно и одновременно сочетаться стрем­ление к совершенствованию (включая честную борьбу за первен­ство) и сильное общественное чувство — стремление ко взаимодей­ствию с другими.

Важно отметить, что признаком социального здоровья являет­ся именно одновременное чувство стремления ко взаимодействию и к самоутверждению, а не невротическая зависимость (стадность) от других в силу индивидуальной слабости, с одной стороны, или взаимодействие с другими с целью их подавления и самоутвер­ждения за их счет — с другой стороны.

Иногда у невротических личностей встречается одновременное присутствие этих двух негативных проявлений: стремление к дру­гим — не от здоровой социальной потребности, а от слабости (в том числе при затаенной ненависти к ним), и одновременно по­пытка самоутверждаться за счет того, кто оказался еще слабее или вынужден терпеть, как, например, члены семьи невротика, его ка­призы, а нередко и унижения от него.

Такие извращенные реакции легко тестируются бытовым на­блюдением. Типичная реакция социально зрелой личности — аде­кватность общения: чем с ним лучше обращение, тем и он лучше к вам относится. Невротическая реакция социально незрелой лич­ности, психология раба — чем с ним лучше, тем он хуже (садится на шею); чем с ним хуже (строже), тем он — лучше.

К сожалению, такая социальная незрелость встречается до­вольно часто. О таких людях Некрасов писал:

Люди холопского званья — сущие псы иногда.

Чем тяжелей наказанье, тем им милей господа.

Зная отношение Некрасова к народу, мы прекрасно понима­ем, что под словами «люди холопского званья» (как в свое время Пушкин в стихотворении «Поэт и чернь») он подразумевал не происхождение и социальное положение, а определенный пси­хологический тип социально незрелой личности, ориентирую­щейся не на внутренние критерии ответственности и долга, а лишь на страх наказания.

Это отсутствие внутренней социальной зрелости и ответствен­ности делает таких людей и их поведение чрезвычайно зависимы­ми от внешних обстоятельств и окружения. Они чаще других ста­новятся девиантами (от англ. Deviation — отклонение), то есть под влиянием обстоятельств легко сбиваются с пути самореализации на отклоняющиеся, причем не только в психоневрозы, развиваю­щиеся иногда до тяжелых форм неврастении и истерии (включая суицидные исходы), легче попадают под алкогольную и наркоти­ческую зависимости, становятся под влиянием дурных компаний правонарушителями и даже преступниками.

Основные стадии психотерапии по А. Адлеру (а соответственно и задачи психотерапевта) можно сформулировать следующим об­разом. Психотерапевт должен:

— составить четкое представление об индивидуальном стиле жизни клиента;

— помочь клиенту правильно (без самообмана) понять самого себя;

— развить и закрепить его социальное чувство.

Для выявления и уточнения индивидуального жизненного сти­ля клиента Адлер рекомендовал создавать благоприятную (макси­мально доверительную и благожелательную) атмосферу собеседо­вания, в которой, при ненавязчивых «подправлениях» хода беседы со стороны психотерапевта, клиент рассказывает о своей жизни, начиная с воспоминаний самого раннего детства.

Здесь Адлер в значительной мере согласен с Фрейдом в том, что неврозы, а точнее — невротический стиль жизни в решающей мере формируется из негативных условий раннего детства. По­этому психотерапевту очень важно тактично, но весьма детально уточнить такие негативные условия, как избалованность, с одной стороны, или отверженность — с другой. Адлер считает, что имен­но эти две крайности и порождают главным образом зачатки нев­ротического жизненного стиля, который потом может существен­но внешне модифицироваться, но по типу основных отношений к себе и другим останется все тем же.

Только после уточнения всех этих моментов психотерапевт должен переходить к следующей стадии, главной задачей которой является объяснение самому клиенту истинных причин тех проблем, с которыми он не смог справиться самостоятельно и потому обратился к психотерапевту.

Основной задачей Адлер считает осознание клиентом не отдель­ных своих чувств, поступков, а в первую очередь реальное (без са­мообмана) понимание индивидуального жизненного стиля. Тогда отдельные тревожащие клиента мысли, чувства и поступки впишут­ся в единый контекст жизненного стиля и подскажут общую (а не каждую для отдельного случая) схему их объяснения и коррекции.

Важным условием эффективной психотерапии А. Адлер считал кооперацию, сотрудничество психотерапевта и клиента как рав­ных партнеров, объединенных общей целью и промежуточными задачами (ступенями) ее достижения.

Психотерапевт должен создать максимально раскрепощенную, благожелательную и доверительную атмосферу, которая позволит клиенту ощутить то, чего ему не хватало в семье, где он либо под­вергался гиперопеке, либо недополучал внимания. Либо в резуль­тате потакания всем капризам данный индивидуум не ощущал определенных социальных (внутрисемейных) требований и, при кажущейся свободе, не получал в этих ограничениях определен­ной опоры в виде привычки делать не всегда приятные, но необ­ходимые вещи или признавать необходимость определенных ог­раничений своих желаний.

Идеи Адлера нашли широкое применение не только у профес­сиональных психотерапевтов, но и в различных сферах общест­венной жизни и, пожалуй, главным образом в воспитании детей, подростков да и взрослых людей (с целью их максимальной само­реализации).

Практический вывод прост: воспитателю необходимо пройти между Сциллой (гиперопека) и Харибдой (недоопека), что не все­гда удается реализовать.

Оптимальное воспитательное воздействие, способствующее максимальному самораскрытию личностного потенциала, проис­ходит, когда Воспитуемый (ребенок, ученик, подчиненный) по­лучает самостоятельность во всех случаях, кроме тех, когда по­мощь или коррекция со стороны Воспитателя (родителя, учите­ля, руководителя) действительно необходимы. Во всех осталь­ных случаях воспитатель должен создать благоприятную атмо­сферу для развития привычки к самостоятельности решений, их активной реализации и принятия полноты личной ответственно­сти за свои действия (или бездействие), а в конечном итоге и за свою судьбу в целом.

Разумеется, психоаналитическое направление не ограничивает­ся трудами З. Фрейда, К. Юнга и А. Адлера, однако именно они являются «тремя китами», на которых так или иначе держатся все остальные многочисленные и нередко исключительно интересные «ответвления».

При этом следует отметить, что, несмотря на «развод» с Фрей­дом, и Юнг, и Адлер, и все другие представители психоаналитиче­ских (да и других психотерапевтических) направлений и школ ставят во главу угла важную роль бессознательного, защитных механизмов невроза и задачу их преодоления.

И если в жизни этих выдающихся ученых так и не удалось при­мирить, то в психотерапевтической теории и практике это в опре­деленной мере было сделано Роберто Ассаджиоли, автором зна­менитого «психосинтеза».

Вопросы для самопроверки

1. В чем заключается принципиальный вклад Альфреда Адлера в психо­аналитическую психологию?

2. Что такое социальное чувство?

3. Что такое комплекс неполноценности?

4. Основные положения психотерапии по А. Адлеру.

5. В каких сферах нашли применение работы А. Адлера?

Posted in ОСНОВЫ ПСИХОТЕРАПИИ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *