Психология взаимоотношений

Психология взаимоотношений мужчины и женщины


СОДЕЙСТВИЕ СВОЕМУ ЗДОРОВЬЮ

Один из пионеров в области биологической обратной свя­зи — БОС — доктор Элмер Грин говорил, что, если люди хотят научиться влиять на свое здоровье, им одинаково важ­но понять, какие мысли, установки и способы поведения со­действуют здоровью, а какие — болезни.

Информация о мыслях и чувствах человека во время ухуд­шения его здоровья может оказаться бесценной. Наш орга­низм оснащен механизмом, который призван поддерживать в нем здоровье и не допускать возникновения болезней. По­этому, когда в механизме происходят сбои и мы заболеваем, необходимо обратить пристальное внимание на свои мысли и поведение. Ухудшение состояния здоровья может служить сигналом, что тот способ, который мы выбрали для борьбы со стрессом, не вполне годится.

Каждый из вас без труда вспомнит, что часто у вас возни­кали легкие болезни, вроде простуды или насморка, когда слиш­ком много работали, то есть на фоне физического или эмоци­онального напряжения. Наверняка вы даже говорили, что простудились, потому что «ужасно устали», имея в виду, ско­рее всего, не просто физическую усталость, а еще и эмоцио­нальное истощение, нехватку энергии и моральных сил. В тот момент вы воспринимали жизнь как лямку, которую прихо­дится тянуть.

Такие серьезные заболевания, как инфаркт миокарда или язва желудка, чаще всего тоже возникают после периода слишком тяжелой работы и напряжения, когда человек дела­ет что-то из последних сил. Обычно люди заболевают ими, когда организм достигает предела своих возможностей, но человек не обращает внимания на эти сигналы и продолжает

127

По-прежнему его эксплуатировать. Все, кто страдает язвен­ной болезнью, знают, как она реагирует на эмоциональные перегрузки. Язва служит своего рода показателем состоя­ния организма, поскольку боль чаще всего возникает тогда, когда человек переживает напряжение и тревогу. Один зна­комый врач как-то сказал мне, что в некотором смысле даже жалеет, что ему прооперировали язву — теперь он не может точно определить степень своего напряжения и беспокоится, что оно может сказываться еще на чем-то.

Каждый из нас содействует возникновению болезни че­рез сочетание физических, интеллектуальных и эмоциональ­ных факторов. Возможно, вы неразумно питались, пренебре­гали физическими упражнениями или отдыхом. Может быть, вы слишком долго носили в себе эмоциональное напряже­ние, не предпринимая попыток расслабиться. Вы выполняли непосильный объем работы или стремились сделать все, что было необходимо окружающим, полностью забыв о собствен­ных потребностях. Возможно, вы находились во власти та­ких представлений и установок, которые мешали вам полу­чать от жизни радость. Одним словом, вам не удалось распознать ограниченность своих физических и эмоциональ­ных возможностей.

В той мере, в какой вы пренебрегали этими законными требованиями своего организма, вы и содействовали возник­новению болезни. Когда тело и душа не получают возмож­ности расслабиться, отдохнуть, поучаствовать в какой-то ак­тивной физической деятельности, выразить накопившиеся чувства, даже увидеть смысл жизни, организм может сооб­щать об этом человеку с помощью болезни.

История болезни Джона Браунинга

История Джона Браунинга может служить замечательным примером участия человека в возникновении заболевания и в выздоровлении. Случай, о котором пойдет речь, особенно показателен, поскольку в нем с особой ясностью видна связь между эмоциональным стрессом и раком.

128

Джон — блестящий ученый и работает во всемирно из­вестной научно-исследовательской фирме. Когда у него обна­ружили рак поджелудочной железы, ему было 50 лет. Джону сообщили, что ему осталось жить всего шесть — девять меся­цев. Ему всегда сопутствовал профессиональный успех, но по мере приближения к 50 годам Джону пришлось признать, что многое из того, о чем он мечтал в детстве, так и останется невыполненным. Он был хорошо известен в профессиональ­ной среде, но все же это было не совсем то, на что он рассчи­тывал. Иными словами, он переживал кризис середины жиз­ни.

Помимо всего прочего, за несколько месяцев до обнару­жения рака сын Джона поступил в колледж. На протяжении многих лет каждые выходные они с сыном ходили на какие-нибудь спортивные соревнования — Джону было очень при­ятно, что мальчик интересовался спортом. Но когда сын уехал, Джон больше никуда не выбирался — было ясно, что завер­шился определенный период его жизни.

Окончание этого периода вызвало напряжение в отноше­ниях между Джоном и его женой. Последние годы она со­всем не интересовалась спортом и не разделяла многочислен­ных спортивных увлечений мужа и сына, отдавая много времени и энергии церкви, работе в разнообразных об­ществах и т. д. Поскольку Джон больше не проводил выход­ные дни с сыном, впервые за многие годы они с женой оказа­лись наедине друг с другом, и им пришлось искать новые способы общения и формировать общие интересы.

Кроме этого, Джона иногда одолевали сомнения, правильно ли он поступил, перейдя несколько лет назад из университета в ту фирму, где теперь работал. Тогда он пошел на этот шаг, чтобы заработать на продолжение образования сына, и хотя зарплата на новом месте была действительно значительно выше, чем в университете, ему недоставало возможности преподавать, иметь своих учеников.

Одной из главных радостей на новой работе было то, что Джону удалось создать из своих последователей и сотруд —

Ников сильную творческую группу. Вместе с ними он смог сделать несколько серьезных открытий. Руководство оста­лось чрезвычайно довольно Джоном и в награду поставило его во главе нового коллектива, занимавшегося более зна­чительной проблемой. Сам Джон воспринял это продвиже­ние по службе скорее как наказание, чем поощрение, по­скольку ему очень не хотелось оставлять прежнюю рабочую группу. Но, как и многим другим из наших пациентов, ему было очень трудно выразить свои чувства, и он ни слова не сказал начальству о том, каким неприятным для него оказа­лось новое назначение.

Его неспособность защитить свои интересы стала совер­шенно очевидной, когда мы начали заниматься с Джоном психотерапией. Он сообщил, что регулярно молится, но через какое-то время оказалось, что в молитвах никогда не просит о своем здоровье. Джон считал, что нехорошо просить Бога о чем-нибудь для себя. Эти представления относились к детству Джона. По его словам, мать у него отличалась «самоотверженностью и добродетельностью». Отец же, наоборот, был «большим эгоистом»: все заработан­ные деньги он забирал себе и тратил их только на собствен­ные нужды. Джон воспринял самоотверженность матери, но всегда считал, что в нем живут эгоистические наклонности отца.

Порицая очевидно эгоцентричное и незрелое поведение отца, из страха стать таким же Джон впал в противополож­ную крайность. Это проявлялось в том, что он был не спо­собен дать знать окружающим ни о своих потребностях, ни о своих чувствах. Смысл жизни он видел в ответствен­ности за других и даже переставал делать что-то, приносив­шее ему радость, когда не мог разделить эту радость с сыном. Одним словом, Джон чувствовал, что обязан ста­вить интересы других выше своих. Поэтому, когда его сын уехал учиться, когда Джона лишили старого коллектива и когда оказалось, что его профессиональным мечтам не суждено сбыться, выработанные в ходе всей его жизни внутренние правила помешали ему увидеть, как можно удов —

130

Летворить свои потребности. Это вызвало у него глубокую депрессию.

Изменение представлений

Первым делом Джон, как и любой другой стремящийся по­правиться человек, должен был определить те установки и представления, которые не давали ему возможности вырваться из положения беспомощной жертвы обстоятельств. Психо­логически было совершенно ясно, что, если он будет продол­жать придерживаться старых представлений и считать, что должен жертвовать своими интересами ради других, он, дей­ствительно, окажется бессилен удовлетворить свои эмоцио­нальные потребности. Такие представления надо было изме­нить.

Мы старались помочь Джону увидеть в себе то, на что он раньше не обращал внимания, и одновременно изменить его восприятие других сторон жизни. В результате наших об­щих усилий он по-новому стал оценивать ситуацию на рабо­те и в конце концов пришел к выводу, что начальство, поста­вив его во главе новой группы, на самом деле пыталось его как-то поощрить. Им неоткуда было знать, что Джона это назначение расстроило. Мы старались, чтобы он (как и все остальные наши пациенты) понял, что человек должен бо­лее серьезно относиться к своим эмоциональным реакциям на возникающие жизненные ситуации.

Мы работали и с его чувством несостоятельности, свя­занным с невозможностью воплотить юношеские мечты. Как и многие другие честолюбивые люди, Джон направлял большую часть своей энергии на развитие тех сторон лично­сти, которые имели отношение к работе. Теперь же, когда стало ясно, что мечты недостижимы, мы убедили его раз­решить себе исследовать какие-то иные возможности, уви­деть новые стороны своей личности, которым он до сих пор не давал проявляться. И наконец, мы работали с пе­реживаниями Джона по поводу отъезда сына. Мы стре­мились показать, до какой степени он ставил собственное

Счастье в зависимость от другого человека, и помогли ему увидеть, что он еще может наладить новые отношения с женой.

Не следует воспринимать все это как критику Джона. Многие из нас переживали подобные ситуации и реагирова­ли на них точно так же. В данном случае сложность заклю­чалась в том, что система представлений, которую Джон усвоил еще в детстве под влиянием конфликта между роди­телями, не позволяла ему найти новые способы реагирова­ния на трудные жизненные ситуации. Ведь выход всегда можно найти. Когда люди чувствуют, что оказались в ло­вушке, загнаны в угол, это происходит потому, что они огра­ничены рамками собственных, привычных для них способов реагирования.

История болезни Боба Гилли

Иногда жизненные изменения, предшествующие болезни, от­носятся к тому разряду перемен, которые принято считать положительными. Пример заболевшего раком в 39 лет Боба Гилли показывает, насколько индивидуальны реакции людей на стресс. В самом начале работы с Бобом Стефани, пытаясь установить степень его эмоционального участия в возникно­вении болезни и вернувшись с их первой встречи, подумала было, что наша теория к нему неприменима.

На первый взгляд, Боб казался образцом деятельного и успешного предпринимателя. Он стоял во главе собственной корпорации, был хорошо известен среди специалистов и даже получил премию за то, что выпускаемая его фирмой продук­ция в течение десяти лет занимала первое место по качеству в своей отрасли. И хотя в прошлом Бобу пришлось пережить немало трудностей с партнерами, несколько лет назад ему удалось подобрать таких, с которыми у него сложились иде­альные отношения.

Рассказывая о своей семье, Боб говорил, что в начале бра­ка у них с женой не все ладилось, особенно в тот период,

132

Когда у него были трудности по работе, но, по мере того как его дело развивалось и ему стал сопутствовать успех, каза­лось, что и отношения с женой стали выправляться. Кроме всего прочего, несколько лет назад Боб с женой решили взять на воспитание детей, и буквально перед самой болезнью они усыновили второго ребенка. Внешне казалось, что Боб нахо­дится на подъеме своей профессиональной и семейной жизни и должен был бы наслаждаться радостями, доставшимися ему немалой ценой.

Намеком на то, что на самом деле все обстоит не так за­мечательно, как кажется на первый взгляд, стало замечание, которое Боб обронил во время первой встречи. Он сказал, что одно из немногих предшествующих болезни пережи­ваний, которые он помнит, можно обобщить строчкой из пес­ни Пегги Ли: «Неужели это все, к чему я так стремился?» Человек, привыкший, что доказательством его профессио­нальной и семейной состоятельности является успешное пре­одоление трудностей и достигнувший поставленных целей к 39 годам, почувствовал себя в полной растерянности. Если ты не научился за всю свою жизнь радоваться покою, отсут­ствие борьбы и страстей может восприниматься как большая потеря.

Через год у Боба был обнаружен запущенный рак, ему снова словно бросили вызов — на смертельный поединок. За этим последовали месяцы и годы самоанализа, посвящен­ные в основном тому, чтобы научиться радоваться достигну­тому и принимать себя таким, каков ты есть, а не стремиться постоянно доказывать свою состоятельность, преодолевая бесконечные препятствия и ища трудности.

Как оценить значение событий

Нетрудно понять, кто и какое значение придает определен­ным событиям в своей жизни. Гораздо сложнее разобраться в этом на своем личном примере. Потеря работы, например, может иметь для человека различное значение. Она может означать:

133

1. Поражение или признак неудачи.

2. Вызов.

3. Возможность начать все сначала.

4. Подтверждение того, что в жизни нет справедливо­сти.

Какое из этих значений придаст тот или иной человек потере работы, будет определяться другими его представле­ниями, например:

1. Видит ли он возможность найти другую работу.

2. Насколько человек воспринимает данную работу как показатель собственной ценности.

3. Является ли он хозяином своей жизни.

4. Его способностями создать новую положительную ситуацию.

Принцип, применяемый для определения значимости со­бытия, годится для всех ситуаций, которые обычно выделя­ются как возможные причины рака. Какими бы болезненны­ми не были эти ситуации сами по себе — например, потеря любимого человека или важной роли, с которой вы себя отождествляете, — величина стресса и особенно степень того, насколько эти события заставляют вас ощущать беспомощ­ность и безнадежность, зависят от значения, которое вы им придаете.

Как только вы начинаете внимательно изучать сложив­шиеся представления, ограничивающие ваши реакции, как только даете себе возможность рассмотреть другие вариан­ты интерпретации событий и реакций на них, у вас появляет­ся реальный шанс изменить оценку значения тех или иных ситуаций и превратить негативные ситуации в позитивные. Когда вскрываются и уничтожаются основные установки, блокировавшие нормальный ход жизни, она снова начинает течь спокойно и беспрепятственно, а вместе с этим возвра­щается и жизненная энергия, которая восстанавливает здо —

134

Ровое функционирование естественных защитных механиз­мов человека.

Хотя у разных людей это высвобождение энергии проис­ходит по-разному, оно почти всегда связано с тем, что чело­век разрешает себе по-новому воспринимать жизнь. Кто-то может способствовать своему выздоровлению, научив­шись говорить окружающим «нет», другой — говоря «да» новому опыту и тем сторонам своей личности, которых он раньше не признавал. Когда энергия высвобождается, человек встречает неизбежные трудности и стрессовые ситуации, веря, что они разрешимы и преодолимы. Он знает, что способен принимать решения, которые помогут ему по­правиться.

Определение своей роли

В возникновении заболевания

С чего лучше всего начать, чтобы распутать клубок старых представлений и отказаться от привычного способа реаги­рования на стресс? Работая с онкологическими больными, мы обнаружили, что очень полезно бывает попросить паци­ентов определить те стрессовые ситуации, которые они пе­реживали в период от полугода до полутора лет перед нача­лом болезни.

Связь между эмоциональными состояниями и заболева­нием касается не только рака, но и всех других болезней, так что процесс определения взаимосвязи между стрессом и бо­лезнью может оказаться полезным для всех. Поэтому мы предлагаем не только онкологическим больным, но и всем остальным пациентам выполнить приведенное ниже упраж­нение. (Для того чтобы лучше представлять себе, какие си­туации могут привести к заболеванию, вы можете восполь­зоваться шкалой, которую мы обсуждали в главе 4.) Это упражнение поможет перейти от общих представлений к соб­ственному опыту.

1. Подумайте о болезни, которой вы сейчас страдаете или которая у вас когда-то была. Если у вас был рак

Или вы больны им сейчас, при выполнении этого упраж­нения имейте в виду именно его.

2. Если у вас рак, выпишите на листке бумаги пять основных стрессовых ситуаций, с которыми вы столк­нулись в период от полугода до полутора лет перед тем, как обнаружили свое заболевание.

3. Если вы больны чем-то другим, то перечислите пять основных стрессовых ситуаций, произошедших в течение шести месяцев, предшествовавших болезни. (Для менее тяжелых, чем рак, заболеваний, по-видимо­му, следует говорить о более коротком периоде време­ни.)

4. Если вы когда-то пережили рецидивы этого заболе­вания, вспомните пять серьезных стрессовых ситуаций, произошедших за шесть месяцев до рецидива.

Если вы просто прочтете эти вопросы, не задумываясь над ними и не записав свои ответы, вы не получите той пользы, которую могла бы принести эта книга. То же самое можно сказать и обо всех других упражнениях.

Отвечая на поставленные вопросы, большинство людей обнаруживают, что за предшествовавший заболеванию пери­од они пережили несколько серьезных событий. Если вам не удалось найти каких-то чрезвычайно тяжелых внешних стрессовых ситуаций — смерти супруга или супруги, потери работы и т. д. — обратитесь к внутренним стрессам. Не приходилось ли вам переживать внутреннюю борьбу с таки­ми проблемами, как разочарование, связанное с невозможно­стью воплощения юношеских надежд, серьезными трудно­стями в личных отношениях, кризисом самоутверждения как личности? Все это может иметь не меньшее значение в по­явлении чувства беспомощности и безнадежности, чем при очевидных внешних стрессах.

Если вам удалось определить в своей жизни серьезные внешние или внутренние стрессы, попробуйте решить, какое участие вы приняли в этих ситуациях. Может, вы сами

136

Создали их или стрессу способствовал способ вашего реаги­рования на происходящее? Не привела ли к этому ваша привычка всегда ставить интересы окружающих выше своих, то, что вам трудно сказать «нет», или то, что вы за­были об ограниченности своих физических, интеллекту­альных и эмоциональных возможностей? А если стресс был вызван внешними событиями, например, смертью люби­мого человека, не могли ли вы выбрать какие-то другие способы реагирования? Дали ли вы себе, скажем, возмож­ность выразить горе или решили ни за что не показывать своих чувств? Обратились ли за помощью и поддержкой к друзьям?

Такой самоанализ нужен для того, чтобы определить те представления и способы поведения, которые вы бы хоте­ли изменить сейчас. Поскольку эти установки представляют собой угрозу вашему здоровью, необходимо их пересмот­реть.

Следующее упражнение поможет вам определить пять основных стрессовых ситуаций, которые вы переживаете в настоящий момент, и найти альтернативные способы реаги­рования на них. Это упражнение носит профилактический характер, и цель его в выявлении и устранении тех момен­тов, которые в будущем могли бы сделать вас уязвимым для болезни.

1. Выделите пять основных стрессовых ситуаций, кото­рые вы переживаете в настоящий момент.

2. Подумайте над тем, насколько вы сами способствуете возникновению этих ситуаций.

3. Обдумайте, как можно было бы устранить эти стрес­сы из вашей жизни.

4. Если вы не видите разумного способа избавиться от стресса, подумайте, помогаете ли вы себе с ним спра­виться другими средствами? Принимаете ли поддерж­ку друзей? Даете ли себе возможность получать ка —

Кие-то удовольствия? Позволяете ли себе выражать чувства по поводу стрессовой ситуации?

5. Если бы вы чаще ставили свои потребности выше интересов окружающих, не помогло бы вам это изба­виться от стрессовых ситуаций или уравновесить их? Задумываетесь ли вы над тем, в чем заключаются ваши собственные интересы? Пробовали ли вы когда-ни­будь их удовлетворить вопреки тому, что, как вы счи­таете, они противоречат интересам других?

Выполнив это упражнение, обязательно сравните, как вы реагировали на стресс до заболевания и как — сейчас. Нет ли в этих реакциях сходства? Если есть, то пересмотрите свое поведение — возможно, у вас выработался привычный способ реагирования на стрессы, который не способствует вашему здоровью.

Возьмите на себя ответственность за свое здоровье

Разбираясь в том, как вы могли способствовать возникнове­нию у себя рака, хорошо обратиться за помощью и поддерж­кой к психологу-консультанту или психотерапевту. Часто одно это бывает первым шагом к тому, чтобы пересмотреть «правила», которые вы выработали когда-то в детстве; по­пыткой установить новые, более здоровые способы реагиро­вания на стресс.

К сожалению, многим из нас бывает трудно обратиться за помощью, когда дело касается наших эмоциональных про­блем. Отчасти это результат принятых в нашем обществе установок. Ведь когда мы узнаем о том, что нам грозит тяжелое заболевание, мы, не испытывая ни смущения, ни не­ловкости, обращаемся за помощью к квалифицированному врачу, многие годы изучавшему человеческий организм. Точно так же нет никакого смысла стесняться специалиста, кото­рый поможет понять, каким способом стресс содействовал возникновению вашего заболевания.

138

В результате самоанализа большинству наших пациентов удается увидеть взаимосвязь между заболеванием и душев­ным состоянием и то, какую роль они сами играли в под­держании этого состояния. Но иногда, осознав, что возник­новению болезни способствовали их собственное поведение и представления, пациенты начинают испытывать чувство вины за свои прошлые действия. Поэтому мы бы хотели повторить здесь совет, который обычно даем своим паци­ентам.

Во-первых, мы ни в коей мере не стремимся вызвать у вас чувство вины в том, что вы способствовали возникнове­нию заболевания. Есть существенная разница между тем, что человек в чем-то «виноват», и тем, что он чему-то спо­собствовал. Как можно обвинять кого-то в том, что, живя в обществе, он полностью следовал его правилам — ведь мало кто умеет адекватно обращаться со своими эмоциями. Более того, о вине можно говорить лишь в том случае, если че­ловек знает, что его способ реагирования чреват саморазру­шением и сознательно выбирает такое поведение. Это ни коим образом не относится к людям, у которых физическое заболевание развилось как реакция на стресс. Как и все, вы даже не подозревали о существовании какой бы то ни было связи между эмоциональным стрессом и болезнью. Поэтому ваше участие почти наверняка было результатом бессозна­тельных представлений и принятых в обществе норм пове­дения.

Печально, что именно те, кто стремится придерживаться выработанных обществом норм поведения, наиболее часто заболевают тяжелыми болезнями. В книгах, рассматриваю­щих эмоциональные аспекты онкологических заболеваний, при­водится бесконечное количество примеров, в которых онко­логических больных описывают как людей «чистейшей души», добрых, чутких, лишенных эгоизма и приятных во всех отно­шениях.

Те, кто берет на себя ответственность за собственное здо­ровье, достойны нашего восхищения. Ведь они не только решаются проанализировать собственные представления, чув —

139

Ства, переживания и их влияние на душевное состояние, они находят в себе мужество подвергнуть сомнению принятые нормы поведения и отказаться от тех из них, которые не способствуют выздоровлению.

Главная цель самоанализа — найти пути к здоровью, отка­завшись от взглядов, приводящих человека к саморазруше­нию. Если вы могли способствовать возникновению болезни, точно так же вы можете способствовать своему выздоровле­нию.

Posted in ПСИХОТЕРАПИЯ РАКА


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *