Психология взаимоотношений

Психология взаимоотношений мужчины и женщины


Жизнестойкость детей

Личко заключает, что воспитание в гармоничной семье, дополнен­ное и корригируемое общественным воспитанием, остается лучшим для становления личности, особенно в младшем и среднем подрост­ковом возрасте.

Крайг приводит в пример исследования, посвященные успешной социализации детей, детство которых проходило в крайне тяжелых условиях (бедность, жизнь в трущобах, войны и т. д.). К сожалению, авторы, занимавшиеся изучением становления «жизнестойкихдетей», Смешивают в одно совершенно различные в психологическом и «со-циализационном» плане факторы — трудное детство из-за материаль­ных, бытовых лишений (пример, приводимый Крайг, — детство при длительной болезни отца, неграмотность матери, бедность из-за вы­сокой иждивенческой нагрузки родителей при семерых детях) и от —

Клонения в семьях из-за личностных особенностей близких людей — алкоголизм родителей, жестокость взрослых: унижения, побои. Ещб Янош Корчак, наблюдая поведение детей в летнем лагере для бедных, отметил, что эти дети (и их семьи. — А. Т.) Делятся на две группы — нормально воспитанных детей и детей-беспризорников, агрессивных и жестоких. По сути, бедность не является фатально негативным фак­тором, важна нравственная атмосфера в семье, человеческий потен­циал родителей (или опекунов).

Крайг отмечает, что наблюдения за сотнями жизнестойких детей,
подвергавшихся в детстве тяжелым жизненным испытаниям и доби­вающихся успеха в жизни, показали, что у них есть пять общих ка­честв:

1. Они социально компетентны и чувствуют себя непринужденно
как в обществе своих сверстников, так и среди взрослых. Последние
часто дают им такие характеристики: приветливы, умеют расположить!
к себе, стремятся учиться у старших.

2. Уверены в себе, трудности только подзадоривают их, непредвиденные ситуации их не смущают.

3. Часто эти дети независимы. Они живут своим умом и хотя при­слушиваются к советам взрослых, но не попадают при этом под их вли­яние.

4. Они обычно устанавливают несколько устойчивых, придающих
им чувство защищенности контактов с другими людьми (Pines, 1984;
Rutter, 1984). Это могут быть отношения как со сверстниками, так и с
учителем, тетей, соседом.

5. Наконец, эти дети стремятся к достижениям. Они видят, что мо­
гут добиться многого и изменить те условия, которые их окружают.

В этом подходе наблюдается упор на активность самого ребенка («устанавливают», «уверены», «независимы»). Лишь в пункте 4 содер­жится намек на значительную роль заботящихся о них взрослых. Весь­ма вероятно, что жизнестойкие дети к тому же обладают природными данными, благоприятными при адаптации в любых условиях (напри­мер, сильным подвижным типом нервной системы, сангвиническим или флегматическим типом темперамента, гипертимным типом акцен­туации).

В России примером жизнестойких детей является целое поколение послевоенных подростков и молодых людей, многие из которых осиро­тели и практически все жили в сложных экономических и жилищный условиях. Люди, прошедшие в детском и подростковом возрасте через трудности (наличие мачехи, детство в военные годы, работа на заводе Ot..

Подросткового возраста), склонны подчеркивать свои заслуги в успеш­ной адаптации. Они говорят: «Все зависит от человека», имея в виду себя. Однако налицо влияние макроусловий (патриотического настроя в об­ществе, определенных идеалов, цельности идеологии, пропагандируе­мой средствами массовой информации «Все для фронта, все для побе­ды», организации жизни и учебы в вечерней школе, которая помогала успешной адаптации детей и вопреки сложным семейным условиям: сиротству, бедности). Наибольшее влияние на становление личности оказывали близкие люди (по терминологии Е. С. Кузьмина, «микросре­да»), так как все макровоздействия (идеологические, духовные, куль­турные) преломляются через микроусловия — ближайшее социальное окружение, обычно семью, значимых взрослых.

Эмми Вернер и ее коллеги провели исследование, длившееся более 30 лет, в котором приняли участие жизнестойкие дети, жившие на га­вайском острове Кауаи. Из 201 ребенка, отнесенного исследователя­ми к группе риска из-за тех неблагоприятных условий, которые скла­дывались у каждого из них дома, 72 с возрастом превратились в ком­петентных, отзывчивых людей, умеющих справляться с трудностями взрослой жизни. Среди факторов, способствовавших жизнестойкости этих детей, существенно выделялась поддержка со стороны семьи, учи­телей и других взрослых, бравших на себя функции родителей. Что особенно важно, в жизни этих детей был по крайней мере один чело­век, одаривавший их безусловной любовью (Werner, 1989a).

Наши наблюдения над детьми из неблагополучных семей в приюте (центре для несовершеннолетних) показывают, что:

Во-первых, Ребенку для успешного развития и чувства безопаснос­ти важно сознавать, что хотя бы один взрослый человек всегда предан ему (безусловная любовь котя бы одного взрослого);

Во-вторых, Для успешной социализации и дальнейшей социальной адаптации в жизни этот взрослый (социализатор) должен сам быть ус­пешно адаптированным. Например, любящая бабушка, впадающая в запои и находящаяся в конфликте с соседями и работодателем, не мо­жет быть агентом успешной социализации ребенка. То же можно ска­зать об отце, вышедшем из тюрьмы и «не вставшем на ноги», чья адап­тация в обществе затруднена (обычно жизнь связана с пьяными компаниями и дебошами). Проблематична также опека некоторых взрослых одиноких женщин, не достигших психологической зрелости (по Адлеру, в трех сферах — работе, дружбе и любви);

В-третьих, Для успешной социализации ребенка у него должно быть позитивное отношение к родителям.

К сожалению, в современном российском обществе при воспита­нии детей все чаще эти условия отсутствуют:

А) встречаются дети, у которых нет ни одного любящего взрослого:
например, семья без отца, мать отвергла ребенка, старший брат сам
десоциализирован (алкоголизм, тюремное заключение);

Б) у ребенка есть родственник, который его любит и беспокоится о
нем, но сам он социально дезадаптирован.

В обоих случаях социализация ребенка проходит с искажениями: безнадзорность, временами отсутствие элементарного ухода и пита­ния, перед его лицом неуспешная модель поведения — конфликты взрослых с соседями и между собой, нетрезвость родственников, от­сутствие отца или отец с крайне дезадаптированными формами пове­дения (в тюрьме, алкоголизм).

Posted in Семейная психология


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *