Психология взаимоотношений

Психология взаимоотношений мужчины и женщины


ИССЛЕДОВАНИЕ ПОЧЕРКА КАК МЕТОД ПСИХОДИАГНОСТИКИ

Грация требует округленных движений.

Онаре де Бальзак

Как показали исследования многих зарубежных и отечественных авторов, в том числе и известных почерковедов 20-30-х годов Д. Зуева-Инсарова и В. Бер лова, между графологическими и морфологическими оценками инди­вида существует высокий коэффициент корреляции, особенно в оценке взаи­моотношений личности с социальной средой, которые являются чрезвычайно важными компонентами общего поведения человека. Легкость сближения с людьми, потребность в общении, непринужденность поведения в новой среде, разговорчивость и откровенность — качества, отличающие шизотима от цик- лотимического типа (или, иными словами, астеника от пикника). Разделить эти и противоположные свойства, по утверждению В. Берлова, с достаточной сте­пенью точности можно на основе анализа почерка.

Одним из графологических признаков, позволяющих судить о преоблада­нии перечисленных черт поведения, служит округлость или заостренность букв письма. Так, профессор Р. Черановский, исследуя почерк у представителей раз­личных конституций, установил, что почерк пикника резко выделяется округ­лостью вершин, плавным характером перехода от изгиба к изгибу и характери­зуется сравнительно небольшим количеством изгибов [13]. У атлетоидов и астеников, объединяемых, согласно Э. Кречмеру, некоторой общностью свойств темперамента, кривые, наоборот, имеют резкий угловатый характер, вершины этих кривых вытягиваются и виден резкий переход от одного взмаха к другому. Если сопоставить автограф Бисмарка, типичного шизотима, и подпись Вс. Ива­нова, с ярко выраженной пикнической конституцией (пятиугольное лицо, ко­роткая шея и т. д.), то увидим поразительное сходство с соответствующими типическими кривыми [1].

На основе исследований, непосредственно касающихся связи между почер­ком и телосложением (Жислин, Гаарер, Липман, Энке), приходим к следующим выводам.

Почерк пикника характеризуется отсутствием отдельно выведенных букв, а слово представляет собой одно слитное, плавное целое, состоящее из одной — двух сложных кривых линий, буквы одной величины, формы и имеют один наклон, закруглены. Общее впечатление легкости, непринужденности, плавнос­ти письма, отсутствие микрографии. Отмечается сходство почерков пикников.

Почерк астеника характеризуется одним или несколькими из следующих свойств [1]:

• разделенность слова на несколько частей, на буквы или части букв, меж­ду собой не соединенные;

• если буквы соединены, то причудливо, неравномерно;

• отдельные буквы неравномерны, неправильны по величине, форме, накло­ну, не закруглены, заострены;

• иногда буквы равномерны и закруглены, но отмечается излишняя тща­тельность и аккуратность в выведении отдельных букв;

• известная "детскость", неправильность, неуверенность почерка;

• микрография;

• окаменелость почерка, его независимость ни от эмоций, ни от скорости письма;

• необычный наклон букв.

Почерк атлетика в отличие от почерков астеников-"мьтслителей" и пик- ников-"собеседников" более вариативен и в значительной степени связан с ролью, которую атлетоид-"практик" выбирает для себя в том или ином случае. Перевоплощения "практика"-атлетика из одной роли в другую проявляются и в соответствующем почерке [11].

При исследовании почерка пикников и астеников отмечаются также рез­кие различия в нажиме, в ритме давления, в характере кривых, выражающих силу нажима. С психологической точки зрения Энке объясняет характер по­черка пикников отсутствием интрапсихического напряжения, результатом чего является и "легкость" письма. У астеника обратное соотношение психических свойств выражается в почерке, как бы отражающем это постоянное внутрен­нее напряжение. Профессор Л. Гуревич находит и физиологическую трактов­ку свойств почерка: у пикников ясно выражена способность к быстрой смене иннервации и денервации, и в письме отмечается быстрая денервация после нажима; у астеников вследствие недостаточности экстрапирамидной системы и преобладания корковых механизмов денервация несвоевременна, что дает и постоянный характер мышечного тонуса при письме. Таким образом, высокая корреляция по характерологическим чертам, выделяющим шизоидные и цик­лоидные компоненты поведения, находит определенное объяснение как в пси­хологических свойствах представителей такого почерка, так и в психофизио­логических особенностях построения и характере письма [ 1 ].

Подводя итог исследований, В. Берлов отметил: почерковедение имеет все шансы к тому, чтобы если и не развиться в самостоятельную дисциплину, то стать одним из хороших методов психологии… Одно бесспорно: из анализа почерка можно извлечь ряд указаний о некоторых типических формах пове­дения, о некоторых особенностях структуры личности. При бедности характе­рологических методов диагностики отказываться или пренебрегать графоло­гическими приемами нельзя. Каковы границы этого применения, какие именно черты поведения и психологические качества особенно легко могут быть вскрыты методами графологии и какие из этих качеств особенно ярко выра­жаются в почерке, — вопрос дальнейших исследований [ 1 ].

В 20-х годах XX в. исследователи (П. Рашбург и Г. Трошин) установили определенную связь между уровнем интеллектуального развития учащихся и успешностью навыка письма. Психомоторика в виде почерка, как и общее ин — тетуїектуальное развитие, чаще всего отражает общую успешность в социализа­ции ребенка. Хотя и возможны исключения из этого правила, но они больше касаются экстремальных фактов, а не традиционных, обычных вариантов раз­вития человека. Быстрота и точность списывания прямо связаны с общей ус­певаемостью ученика, отмечает профессор Н. Обозов [10]. У слабоуспевающих учащихся письмо в 3 раза чаще имеет в почерке дрожание и неуверенные чер­ты, причем это не связано с неврологической симптоматикой.

Взрослые интеллектуально одаренные авторы показывают в почерке общую координированность, кривые линии имеют различные радиусы кривизны на незначительном пространстве. Письмо у них быстрое и легкое, связеобразова — ние букв разнообразное и комбинированное.

Почерк с надавливанием выражает утверждение своих позиций и энергии, когда пишущий подчеркивает часто и неосознанно свою силу, заявляя тем са­мым о своей личности, присутствующей здесь, утверждающей право быть и продемонстрировать, в том числе в почерке, свое сильное "Я". Люди, заявляю­щие о своей личности, чаще имеют почерк прямой и высокий.

Волевые качества проявляются в общей координированности и ровности почерка: букв, связей между ними, в строках, в полях и т. д. Этим качествам соответствует тщательность выполнения основных буквенных комплексов, включая сложные буквы "ж", "ю", "м’\ "з", "ф". При прочих равных услови — г ях преобладание углообразований над дугообразованиями — признак позитив­ных волевых качеств.

Недоверчивость, осторожность, осмотрительность проявляются в часто встречающихся горизонтальных штрихообразованиях в конце слов, под и над подписями. Излишне часто встречающиеся точки и тире как бы ограничива­ют собственное "Я", ограждая его от возможного "вторжения" извне.

Украшение почерка необычными по рисунку дугами, петлями, завитками соответствует предрасположенности авторов к украшенности в одежде, витие­ватости речевых оборотов, в явном самовыделении из окружающих. В рисун­ке букв у них просматриваются намеренно выделенный нажим и старатель­ность исполнения необычных элементов букв и слов. Кроме того, длинные черты букв (р, д, у, з) часто своими концами задевают нижележащую строку или же поднимаются вверх, цепляя вышележащую строку. У этих высоких букв, особенно в росчерках, появляются неуклюжие спиралеобразные завитки [10].

Для почерка нервнобольных людей характерны незаконченность, небреж­ность выполнения буквенных рисунков. Письмо их имеет часто противополож­ный наклон букв даже в одном слове: левый, прямой и правый. Существенным признаком психических или неврологических нарушений является неравномер­ность интервалов между словами. Для каждого слова как бы свое большее или меньшее пространство. Одни слова открыты для прочтения, а другие прячутся, т. е. они формально есть, но автор их скрывает между другими словами. Стро­ки чаще всего центростремительны, падают вниз по направлению от верхнего края листа бумаги к пишущему. В их почерке обильно встречаются знаки пунктуации, часто не требуемые грамматическими правилами. В письме встре­чаются ошибки начертания букв, так называемые аграфические начертания. Так, к рисуику некоторых букв прибавляется лишняя палочка, штрих, чаще всего в буквах "т" и "ш" или, наоборот, буквы не дописываются.

Имеют также значение неровности уровня написания букв по верху и по низу: одни буквы приподнимаются над общим строем больше чем нужно, а другие "проваливаются" вниз, необычная размашистость письма, когда одно слово занимает одну треть страницы. Это часто бывает более очевидным при общем состоянии возбуждения автора. … . , ,

При наиболее серьезных формах нервно-мозговых заболеваний наиболее важное значение имеют аграфические ошибки, в том числе перестановка не только букв, но и удвоение слогов, многочисленность поправок, выпадение из слова букв, например, при прогрессивном параличе мозга. Для почерка психи­чески больных характерно употребление малопонятных знаков-символов. Ча­сто встречается либо крайняя небрежность письма, либо излишняя тщательность написания букв [10].

Posted in ВИЗУАЛЬНАЯ ПСИХОДИАГНОСТИКА: ПОЗНАНИЕ ЛЮДЕЙ ПО ИХ ВНЕШНОСТИ И ПОВЕДЕНИЮ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *