Психология взаимоотношений

Психология взаимоотношений мужчины и женщины


МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ ЭКЛЕКТИЗМ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО ПОДТВЕРЖДЕННЫЕ ПРОЦЕДУРЫ

В произвольный характер теоретических убеждений я по­верил приблизительно в 1964 году, после того, как в течение нескольких месяцев лечил в больнице двух пациентов, а за од­носторонним зеркалом за моими действиями наблюдали про­фессионалы с побережья Сан-Франциско. В то время я был убежденным поведенческим терапевтом, не придающим осо­бого значения когнитивным процессам. Неделя за неделей мои коллеги наблюдали, как я осуществлял релаксационные проце­дуры, систематическую десенсибилизацию, проводил тренинг ассертивности, использовал различные имажинативные мето­ды и предлагал домашние задания. После каждого сеанса про­водилось открытое обсуждение рациональности применения определенных процедур или же отказа от них. После 8 или 10 сеансов стало ясно, что у пациентов наблюдается значитель­ный прогресс. Это вызвало горячее обсуждение причин конст­руктивных изменений. Аудитория включала представителей совершенно разных теоретических школ, и каждый шумно до­казывал преимущество своей позиции. Поскольку в ходе дис­куссии высказывались прямо противоположные убеждения, мне пришло на ум, что какими бы в действительности ни были ле­жащие в основе изменений процессы, большинство выступаю­щих (включая и меня) по всей видимости заблуждалось. Все соглашались в том, что прогресс налицо, но никто точно не понял, почему эти цели были достигнуты.

Это послужило для меня основным стимулом для форми­рования эклектического в методическом плане мировоззрения (Lazarus, 1967,1989а). Как подчеркивал Лондон (London, 1964), к нашим пациентам мы применяем методы, а не теории — хотя

Теоретическое обоснование личности будет в значительной сте­пени определять, какие методы приемлемы, а какие нет (см. Davison and Lazarus, 1994, 1995). По-видимому, имеет смысл выбирать эффективные техники из любых систем, не стремясь непременно привязывать их к теории, в рамках которой они появились. Следовательно, вовсе не обязательно придерживать­ся принципов экзистенциальной терапии Франкла (FrankI, 1967), чтобы использовать его метод «парадоксальной интенции», и каждый может свободно использовать «технику пустого крес­ла», не являясь горячим сторонником гештальт-терапии или психодрамы (см. Lazarus, 1995). Читателю, который интересу­ется ролью теории в психотерапевтической интеграции, имеет смысл ознакомиться со статьей Арковица (Arkowitz, 1989).

В мультимодальной терапии особое внимание к выбору и использованию специальных техник — совсем не прихоть. Моя1 основная позиция вкратце может быть сформулирована следу­ющим образом: эклектизм оправдан в том случае, когда нет хо­рошо описанного предпочтительного метода лечения опреде­ленных нарушений или когда хорошо обоснованные методы не дают желаемого результата. Рассмотрим к примеру лечение аго­рафобии, с приступами паники или без них. Существует не­сколько детально описанных, эмпирически обоснованных и настойчиво рекомендуемых процедур лечения (Barlow, 1988; Carter, Turovsky and Barlow, 1994). Например, Барлоу (Barlow, 1988) утверждает: «Исследователи во всем мире наглядно де­монстрируют, что использование естественных условий явля­ется центральным ингредиентом поведенческого лечения аго­рафобии, и что этот процесс по существу более эффективен, чем ряд надежных альтернативных психотерапевтических про­цедур» (с. 407).

Однако когда эти процедуры, несмотря на правильное вы­полнение, не дают желаемых результатов, можно поискать менее распространенные процедуры или попытаться создать новые стратегии (см. Davison and Lazarus, 1995). Вероятно,

Клиническая эффективность находится в прямой зависимос­ти от ассортимента эффективных тактик, стратегий и мето­дов, которые практикующий специалист имеет в своем рас­поряжении. Тем не менее, неразборчивое импортирование техник откуда угодно без серьезного логического обоснова­ния может привести лишь к синкретической неразберихе (см. Lazarus, 1989a, 1995). Систематическая, обоснованная, ме­тодически эклектичная ориентация противоположна такому пониманию эклектизма как хаоса и отсутствия системы (Lazarus and Beutler, 1993; Lazarus, Beutler and Norcross, 1992).

В последнее время в многочисленной литературе по лечеб­ному режиму, в журнальных статьях и отдельных книгах ак­цент делается на многонаправленные, многофакторные и по­лиметодические подходы. Терапевтические руководства обычно рекомендуют использование комплекса техник. Например, для лечения панических состояний Барлоу и его коллеги (Barlow, 1988; Barlow and Cemy, 1988; Barlow and Craske, 1989) совету­ют использовать комбинацию из нескольких компонентов: обу­чение релаксации, дыхательная переподготовка, когнитивное переструктурирование и раскрытие внутренних сигналов, ко­торые инициируют панику. Схожим образом предпочтительное лечение обсессивно-компульсивных нарушений включает воз­действие на пугающие стимулы и ответное предупреждение, часто в сочетании с фармакологическим лечением (например, использование серотонина). Лечение шизофрении требует не только применения антипсихотических препаратов, но и тре­нировки социальных навыков, профессиональной реабилита­ции, поддерживающей занятости; все это выступает как состав­ной элемент полного контроля над обстоятельствами (Mueser and Glynn, 1995). Даже метод десенсибилизации и переработ­ки движений глаз Шапиро (Eye Movement Desensitization and Reprocessing, EMDR; Shapiro, 1995) — это многоаспектный (мож­но сказать, почти мультимодальный) метод, в котором исполь —

Зуется точная и систематическая комбинация поведенческих, эмоциональных, сенсорных, имажинативных, когнитивных и межличностных компонентов.

Вышеупомянутые лечебные комбинации можно использо­вать и без обращения к эклектике, а просто полностью копи­руя их из строго определенной области когнитивно-поведен­ческой терапии. Существует крайне мало данных, подтверждающих мнение о том, что клинические результаты улучшаются при использовании психодинамических, гешталь-тских или любых других неповеденческих техник или проце­дур в дополнение к стандартным когнитивно-поведенческим методам. Тем не менее, потенциал для клинического обога­щения есть. Опять-таки, необходимо подчеркнуть, что произ­вольное сочетание различных техник недопустимо. Ламберт (Lambert, 1992) предупреждал, что определенные эклектичес­кие практики «могут породить такие виды терапии, которые, даже менее эффективны по сравнению с подходом той шко­лы, от которой они произошли» (с. 122). Каждин (Kazdin, 1984) пришел к схожему выводу и подчеркнул, что «необдуманная интеграция специальных принципов, которые не имеют дол­жного подтверждения, может в большей степени препятство­вать прогрессу» (с. 142). Каждин (Kazdin, 1996) представил чрезвычайно убедительное, всестороннее и демонстрирующее его высокую эрудицию рассуждение о том, каковы аргументы за и против различных лечебных комбинаций. Вилсон (Wilson, 1995) также остро критиковал психотерапевтическую интег­рацию. Он подчеркивал, что до тех пор, пока не будет уста­новлен соответствующий руководящий принцип, выбор тех­ник может основываться на довольно непостоянном, случайном и субъективном критерии.

Те, кто пытается смешивать различные теории в надежде создать более эффективные техники, обычно заходят в тупик просто потому, что при окончательном анализе основные про­тиворечия между особыми теориями делают невозможным их

Осмысленное использование (см. Приложение 5). Таким об­разом, широко распространенная тенденция объединять по­веденческие и психодинамические теории приводит лишь к сочетанию поверхностных или фенотипических характерис­тик в результате (как великолепно доказал Франке (Franks, 1984)) фундаментальной несовместимости. Существуют от­дельные исключения — например, большие надежды подает слияние общих системных теорий с принципами когнитивно-поведенческой терапии (см. Kwee and Lazarus, 1986), с чем согласен Франке (Franks, 1982). Те, кто ищет глобальную тео­рию личности, ссылаются на работу Стаатса (Staats, 1996), который создал унифицированную теорию психологического бихевиоризма.

Литература когнитивно-поведенческого направления обо­сновывает предпочтительные способы лечения широкого спек­тра нарушений, включая дезадаптивные привычки, страхи, фобии, связанные со стрессами трудности, половые дисфунк­ции, депрессию, нарушения питания и посттравматические стрессовые нарушения (Seligman, 1994). Учебник обоснован­ных методов лечения для взрослых (Hersen and Ammerman, The Handbook of Prescriptive Treatments for Adults, 1994) описывает ранее упоминавшиеся нарушения, а также деменции, злоупот­ребление психоактивными средствами, соматические наруше­ния, сложные личностные нарушения, различные другие лич­ностные нарушения, психофизиологические нарушения, контроль боли, различные формы жестокости. Существует от­носительно немного эмпирически валидных приемов лечения, выходящих за рамки когнитивно-поведенческой терапии (см. Chambless, 1995). Два заслуживающих внимания исключения это межличностная психотерапия депрессивных состояний (Klerman, Weissman, Rounsaville and Chevron, 1984) и лечение булимийного невроза (Fairburn, 1993). Когда пациенты обраща­ются с проблемами из любых вышеупомянутых областей, хо­рошо осведомленный и порядочный терапевт будет использо —

Вать тот подход, который признан предпочтительным (или ото­шлет пациента к тому, кто более опытен в проведении необхо­димых процедур, кто, вероятно, ускорит и обеспечит наиболее быстрые и долговременные результаты лечения).

А теперь мы вернемся к специальным методам, которые составляют сущность краткосрочной комплексной терапии, то есть к мультимодальному подходу.

Posted in Арнольд Лазарус


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *