Психология взаимоотношений

Психология взаимоотношений мужчины и женщины


НАРУШЕНИЕ СЕКСУАЛЬНОГО ВЛЕЧЕНИЯ

Клиницисты часто сталкиваются с клиентами, которые со­общают о потере сексуального интереса после сдерживания сильного желания и активности. То, что было названо «подав­ленным сексуальным влечением», может быть продуктом мно­жества причин. Например, это может быть результатом снижен­ного интереса к сексу. Другие факторы — такие как гормональные нарушения; прием медикаментов (например, некоторые снижающие кровяное давление вещества); злоупот­ребление алкоголем, успокоительными средствами или нарко­тиками; побочный эффект некоторых психотропных лекарств -также могут являться причиной расстройства. Депрессия так­же обычно нарушает сексуальное влечение. Сексуальному же­ланию серьезно препятствует и ряд психологических факторов. Среди наиболее частых — гнев и враждебность, чувство вины, конфликты, религиозные запреты, страх близких отношений и споры относительно ответственности, отрицания, наслаждения и удовольствия. Серьезный стресс и ситуационная тревога так­же влияют на снижение влечения.

Оценка нарушения сексуального влечения

Обычно мультимодальная оценка любой проблемы позво­ляет быстро собрать множество данных, причем сделать это с чрезвычайной доскональностью и диагностической точностью.

Когда для оценки нарушений сексуального влечения применя­ется BASIC I. D., то исследуются следующие моменты.

1. Поведение. Можно ли определить специфические край­ности в реагировании? Связаны ли эти затруднения с сексуаль­ными навыками и умениями (например, с поцелуями, ласками, поглаживаниями и другими формами стимуляции)? Каковы особенности мастурбации, орально-генитальных контактов, влияния ситуационных переменных?

2. Эмоции. Существуют ли признаки беспокойства, чувства вины, депрессии, гнева? Есть ли отвращение к каким-либо ча­стям или функциям тела? Существует ли любовь, привязан­ность, проявляется ли забота? Есть ли признаки переноса эмо­ций с родителя на своего партнера или супруга? Существуют ли какие-либо особые страхи близких отношений?

3. Ощущения. Присутствует ли боль (например, диском­форт после сексуальной близости) или отсутствие удоволь­ствия (например, отсутствие оргазма или эякуляция без ощу­щения удовлетворения)? Является ли самостимуляция неприятной, нейтральной, приятной или она отсутствует? Бывает ли сексуальное возбуждение или оно не доставляет удовольствия?

4. Представления. Какие образы — позитивные, негативные или навязчивые — вызывают мысли о сексуальных связях? Воз­никают ли спонтанные соблазнительные или эротические об­разы? Какова роль фантазий: они усиливают сексуальное вле­чение или снижают его? Какова частота и содержание эротических фантазий (если они есть)? Стимулируют ли какое-либо возбуждение и влечение книги, картинки или эротичес­кие фильмы?

5. Когниции. Какие связи существуют между этическими, моральными и религиозными убеждениями клиента и его или ее сексуальностью? Каковы основные взгляды клиента на воп­росы секса? Существуют ли отчетливые установки или сексу­ально-ролевые предпочтения? Какие «должен», «обязан», «сле —

Дует» возложены на себя, а какие на партнера? Есть ли пред­убеждения или недостаток информации о сексуальных отно­шениях?

6. Межличностные отношения. Насколько настойчив и об­щителен клиент? Имеются ли особые проблемы в отношениях (например, отсутствие тяготения к партнеру) и/или есть ли при­знаки трудностей в межличностных отношениях в целом? Ис­пользуется ли насилие в отношениях? Кто служит сексуальной ролевой моделью? Каковы особенности инициативы и неприя­тия сексуальной активности? Имеются ли в опыте случаи сек­суальных травм — насилие, принуждение к инцесту, родительс­кое осуждение?

7. Лекарственная и другие зависимости. Принимает ли кли­ент какие-нибудь прописанные лекарства? Употребляет ли он или она алкоголь или наркотики? Есть ли какие-либо урологи­ческие или гинекологические нарушения? Не требуется ли эн­докринная проверка? Не мешают ли другие органические фак­торы?

Перечисленные вопросы дают основу для более детально­го исследования специфической сферы, которая, возможно, требует уточнения и прояснения.

При изучении человеческой сексуальности представляется полезным с клинической точки зрения размышлять в терминах желания, возбуждения, стимуляции, оргазма, разрядки и удов­летворения, потому что каждая из этих фаз может представ­лять отдельные проблемы.

1. Желание. Здесь наиболее частая составляющая -это «по­давленное сексуальное влечение», которое характеризуется низким интересом или его отсутствием к любой форме сексу­альной активности.

2. Возбуждение. Нарушение возбуждения относился к аб­солютному или относительному отсутствию набухания члена (эрекции) или вагинальной смазки и набухания половых орга­нов, необходимых для коитуса.

3. Стимуляция. Типичная проблема, которая может возник­нуть во время фазы стимуляции, включает отсутствие эрекции, снижение эрекции, преждевременную эякуляцию, недостаточ­ную вагинальную смазку, потерю интереса или желания до оргазма.

4. Оргазм. Трудности во время оргазма включают отсут­ствие оргазма, боль, сниженную чувствительность и эякуляцию без ощущения удовлетворения.

5. Разрядка. Трудности на фазе разрядки включают такие моменты, как крайняя усталость или утомление после оргазма, депрессия, головная боль, боль или дискомфорт в области ге­ниталий.

6. Удовлетворение. Проблемы, связанные с удовлетворени­ем, включают негативную субъективную оценку сексуального опыта или неудовлетворенность такого рода опытом.

Описание клинического случая: нарушение сексуального влечения

Следующий случай покажет и проиллюстрирует процессы и методы быстрой, и в то же время комплексной терапии, ис­пользуемые при оценке и лечении сниженного сексуального влечения.

Лиза и Ал. Лиза, 35 лет, и Ал, 37 лет, к моменту приема женаты 8 лет. Лиза сказала (и Ал согласился), что во время доб­рачного периода (приблизительно 8 месяцев) занятия сексом были частыми и страстными. Вскоре после женитьбы Лиза за­метила снижение интереса Ала, но частота и качество их сек­суальных отношений, тем не менее, оставались нормальными приблизительно 2 года. Затем у Ала появились трудности с эрек­цией, он консультировался с психиатром, который приписал проблему крайнему напряжению на работе. (У Ала очень от­ветственная работа, и он часто испытывает утомление.) Вскоре 138

Глава 9. Два примера работы…

После того, как он получил новую должность, которая исклю­чила многие прежние рабочие проблемы, его потенция восста­новилась — но, тем не менее, не достигла прежнего уровня. Сле­дующие 4 года в результате периодических проблем (трудностей с эрекцией, преждевременной эякуляции, неспецифическим про­статитом) постепенно снижались половое влечение и интерес Ала. За прошедший год по его сообщению, у него не было спон­танных сексуальных желаний, и Лиза говорила, что в это время в сексуальный контакт они вступали «раза три или четыре».

Ал имел степень магистра по электронной инженерии и занимал управленческую должность в большой технической компании. У Лизы была степень магистра в библиотечном деле, но работала она рекламным представителем. У них не было детей, хотя последние 2 года Лиза считала, что надо принять окончательное решение, так как ее «биологическое время» ухо­дит. Ал, кажется, имел очень противоречивое мнение по этому поводу.

Биография Ала. У Ала была сестра, младше его на три года, с которой он дрался «как кошка с собакой» и с которой он чув­ствовал «разобщенность». Он описывал своего отца как «пас­сивного» и называл свою мать «бой-бабой». Он сказал: «Она часто вставала на тропу войны, и уже в раннем возрасте я на­учился не попадаться ей под руку». Когда его спросили, ощу­щал ли он в детстве любовь и проявляли ли к нему внимание и заботу, он сказал, что, несмотря на пассивность его отца и аг­рессивность матери, он получал адекватную любовь и внима­ние от обоих родителей. Он считал их сексуально сдержанны­ми — эта тема никогда не обсуждалась дома. Он все узнал от своих ровесников, когда ему было 11 лет, в это же время он начал мастурбировать. В возрасте 16 лет он начал ходить на свидания, и, несмотря на то, что на свиданиях имели место интимные ласки, его первое половое сношение произошло в возрасте 20 лет с проституткой. За следующие 8 лет у него было несколько «серьезных связей», но только когда он встретил Лизу,

Почти в 29 лет, он задумался о женитьбе первый раз. «По-мое­му, я никогда и ни с кем не сходился во взглядах так близко… Мы смеялись по разным поводам и соглашались во всем — от агностицтизма до наших вкусов на искусство».

Биография Лизы. У Лизы была сестра, старше ее на 9 лет, с которой всегда были очень хорошие отношения. Лиза от­лично успевала в учебе и была любимицей своего отца. Ее родители терпели друг друга, и домашняя атмосфера была «спокойной, но далеко не радостной». Ее мать часто выража­ла мнение, что жена должна предугадывать желания своего мужа и заботиться, чтобы все оставалось под ее контролем. Когда Лизе было 14 лет, мать получила небольшое наслед­ство, которое «с помощью некоторой сообразительности и удачи, она сумела превратить в большую сумму денег». Фи­нансовая независимость матери, по-видимому, вбила клин в отношения между родителями. Когда Лизе было 19 лет, мать доверилась ей, что у отца есть тайная любовная связь — факт, который, как казалось, мать находила в большей степени смешным, чем неприятным или досадным. «Во время моей учебы на младших курсах в колледже мои родители разве­лись, и во время моих старших курсов каждый из родителей женился снова».

Лиза пользовалась популярностью в колледже и часто хо­дила на свидания, «но я берегла свою девственность до оконча­ния последнего курса». После окончания учебы в возрасте 21 года, она вышла замуж за человека на 10 лет ее старше. «Он был замечательный, и я была покорена его интеллектом». Од­нако у них было мало общих интересов. Лиза никогда не счита­ла его физически привлекательным; и за два года они настоль­ко разобщились, что «просто плавно перешли в состояние развода». После этого она встречалась с несколькими мужчи­нами, пока не встретила Ала, в которого «влюбилась». Она опи­сывала его: «замечательный, как мой первый муж, но гораздо более привлекательный и сексуальный».

Мультимодальная оценка. Предыдущая информация явля­ется кратким изложением наиболее ярких моментов, которые были получены из двух интервью супругов, проведенных на приеме. В конце первичного интервью Лизу и Ала попросили заполнить Мультимодальный опросник жизненной истории (Lazarus and Lazarus, 1991) и принести его на вторую встречу. (Некоторые люди не желают заполнять опросник подробно, потому что думают, что это может открыть разоблачающую информацию. Поэтому мы предлагаем многим нашим клиен­там пропускать имена, адреса и другую идентифицирующую информацию.)

Казалось, что детство Ала сделало его особенно чувстви­тельным к агрессии (реальной или воображаемой) со стороны женщин. Он реагировал на Лизу, которая считала себя «настой­чивой», как на человека, который «любит все контролировать и который слишком агрессивен». При описании Лизы в Мульти-модальном опроснике жизненной истории Ал пишет: «Она об­ращается со мной как с идиотом. Можно предположить, что мне не хватит ума составить деловое письмо или запомнить простые повседневные вещи». Лиза в свою очередь написала: «Ал просто слишком обидчив временами, я думаю, он рассмат­ривает любое заботливое замечание как критику». Во время четвертого совместного сеанса Лиза сказала: «Поймите, вы двое, я хочу получить ответы и прямо сейчас. Я думаю, я слиш­ком долго была пациентом!» Я спросил Лизу, является ли это примером ее «заботливого замечания». Я также осведомился, является ли это ее обычным стилем поведения в фрустрирую-щей ситуации. В конце сеанса было достигнуто согласие по следующим моментам. (1) Обычно Лиза склонна «сильно то­ропиться». (2) Ал, как правило, принимает близко к сердцу и без нужды сверхчувствителен к реальному или воображаемо­му пренебрежению со стороны большинства людей, особенно женщин, больше всего со стороны Лизы. (3) Когда на него на­падают, Ал вместо того, чтобы отстаивать свою точку зрения

Почти всегда ретируется (таким образом, придерживаясь так­тик, которые были функционально оправданы, когда он был ре­бенком, но которые не адекватны для взрослого).

Ал утверждал, что Лиза выражала открытую насмешку и была слишком придирчивой по поводу его сексуальной не­состоятельности. «Когда у меня впервые возникла проблема с импотенцией примерно 6 лет назад, вы бы слышали, что она мне сказала!» Лиза возразила: «Это было более чем 6 лет назад! Разве я сказала что-нибудь с тех пор?» Ал отве­тил: «Тебе не надо ничего говорить. Все более чем очевидно из твоих действий». Лиза повернулась ко мне и сказала: «Это его основная проблема; он абсолютно отрицательно ко все­му относится. Он постоянно читает клевету и оскорбление просто во всем, что я скажу или сделаю». Ал отреагировал, сказав: «Лиза, я может быть слишком чувствителен, но не я один считаю тебя очень бесцеремонной и слишком стремя­щейся все контролировать. Твоя собственная сестра отмеча­ла, что даже ребенком ты любила контролировать, командо­вать, раздавать приказы. Разве Сью, Феллис и твоя теннисная группа не зовут тебя великим диктатором? И сколько раз Гордон [ее начальник] был готов вспылить из-за несоблюде­ния тобой субординации? Это вовсе не мои выдумки. Конеч­но, я могу быть слишком обидчивым, но ты чертовски упря­ма». Я вставил: «Как ваша мать?», на что Ал ответил: «Да, но, по крайней мере, я мог держаться подальше от нее». Я сказал: «Ал, я думаю, нам с вами стоит встретиться несколь­ко раз наедине, как мужчина с мужчиной, так мы сможем более подробно исследовать вашу склонность к уходу. Вы хотите убежать из неприятных ситуаций вместо того, чтобы встретиться и разобраться с ними. Лиза, с вами я также хо­тел бы встретиться несколько раз отдельно, чтобы посмот­реть, можно ли помочь вам выработать другой стиль меж­личностных отношений. Ал, Лиза, что вы думаете об идее встреч один на один?» Они оба ответили: «Прекрасно».

Перед началом индивидуальных сеансов я попросил супру­гов использовать технику концентрации на ощущениях дважды в неделю. Я убедил их, что эти взаимодействия должны быть расслабленными, нежными, неторопливыми, состоящими из приятных поглаживаний тела, исключая грудь и область генита­лий, и особенно исключая половой акт и оргазм. Я выяснил, что Лиза получает особенное удовольствие, когда ей массируют ноги, тогда как Алу нравятся растирания спины, и я получил твердое согласие, что они будут доставлять друг другу удовольствие та­ким способом дважды в неделю. Индивидуальные сеансы с Алом и Лизой были назначены на следующую неделю.

Индивидуальные сеансы с Алом. Прежде чем встречаться с Алом один на один, я составил следующий модальный профиль.

1. Поведение. Склонность к уходу от конфликта.

2. Эмоции. Беспокойство (по поводу эрекции). Гнев (обыч­но неожиданный).

3. Ощущения. Напряжение (в основном в челюстях, пле­чах и шее). Дискомфорт в мошонке (во время приступа про­статита).

4. Представления. Образы (живые воспоминания) неудач­ного сексуального опыта.

5. Когниции. Склонность во всем добиваться совершенства. «Не выношу критики». Взгляды и ожидания по поводу своих умений. Конфликтное отношение к возможности стать отцом.

6. Межличностные отношения. Коммуникативная дисфун­кция (не дает точного определения своих сексуальных пред­почтений). Отсутствие ассертивности (особенно в выражении злости). Слишком остро реагирует на агрессию, особенно со стороны женщин.

7. Биология. Периодические приступы неспецифического простатита.

Ал прочитал Профиль и согласился, что в нем перечисле­ны основные области его трудностей. После обсуждения логи­чески являющихся начальными моментов, мы пришли к следу —

Ющему. (1) Ал внимательно прочитает первую главу книги Зиль-бергельда «Мужская сексуальность» (Zilbergeld, Male Sexuality, 1978), которая развенчивает основные мифы о сексуальности и помогает мужчинам преодолеть нереалистические ожидания. (Лиза и Ал проходили лечение до публикации новой книги Зиль-бергельда «Современная мужская сексуальность», появившей­ся в 1992). (2) Он поразмыслит над своей склонностью к уходу от конфликтов и отсутствию уверенности. (3) Его обучат спе­циальным релаксационным процедурам и дадут кассету для домашнего использования.

Тренинг ассертивности начался с обычной поведенческой репетиции и ролевого проигрывания, но вскоре выяснилось мно­жество субъективных препятствий, мешавших Алу принять ас-сертивную установку. Как полагал Ал, безопасней уйти, ничего не говорить и (если необходимо) ответить пассивно-агрессив­ным способом, когда критикуют или когда находишься в комп­рометирующем положении. Основа этого паттерна, очевидно, являлась следствием противопоставления агрессивной матери, и в то же время идентификации со своим пассивным отцом.

Соответственно был использован метод путешествия во времени, модифицированный следующим образом. Откинув­шись в удобном кресле, Ал получил стандартные релаксацион­ные инструкции, потом его попросили закрыть глаза и пред­ставить сцену, в которой он, являясь взрослым, входит в «машину времени» и возвращается во времена серьезных сты­чек со своей матерью. Последовал такой диалог (взятый из незначительно отредактированной записи сеанса).

Терапевт: Вы можете остановить машину времени и очутиться в любом моменте своей прошлой жизни. Вы можете отчетливо представить себе это?

Клиент: Да. [Пауза] Я вспоминаю время, эзз, когда мне было приблизительно лет пять или шесть

И я сделал что-то, что разозлило мою мать, я забыл что, но я играл с игрушками в комна­те, она вошла, распинала все игрушки и зак­ричала на меня.

Терапевт: Ладно, теперь вы присутствуете в той ситуа­ции в возрасте 37 лет. Вы вышли из маши­ны времени и вошли в комнатку. Видите и слышите, как ваша мать кричит. [Пауза] Смотрите на 5- или 6-летнего Ала. [Пауза] Что происходит?

Клиент: Моя мать и маленький Ал, кажется, не ви­дят меня. Они не заметили меня.

Терапевт: Хорошо, можете ли вы обнаружить свое при­сутствие? Как бы вы добились их внимания?

Клиент: Сдерживая мою мать! [Хихикает]

Терапевт: Можете ли вы представить, как уверенно справляетесь с этой ситуацией? Вам 37 лет. Маленькому Алу 5 или 6 лет. Сколько лет вашей матери?

Клиент: Ей приблизительно 28 или 29.

Терапевт: Прекрасно. Сейчас не время говорить ей, кто вы такой, что вы 37-летний Ал, который вернулся из будущего. Вместо этого можете ли вы просто объяснить ей, что она непра­вильно обходится с 5-летним Алом?

Клиент: [30- или 40-секундная пауза] Да, я могу по­ставить ее на место.

Терапевт: Хорошо. Через несколько минут давайте об­судим, что произошло. Но прежде чем вы покинете образ, можете ли вы сказать что-нибудь маленькому Алу?

Клиент: [Пауза] Я на самом деле не знаю, что ему сказать.

Терапевт: Почему бы не утешить его? Скажите ему, что он хороший ребенок, объясните ему, что его мать немножко неуравновешенна, но он не должен переживать, когда она выходит из себя.

Клиент: [Пауза] Ладно, ретроспективно я могу ска­зать маленькому Алу: «Крики не причиня­ют вреда».

Терапевт: Великолепно. Теперь вы готовы войти в ма­шину времени и вернуться назад?

(Еще один пример и принципы применения метода «путе­шествие во времени» будут описаны в конце этой главы.) Мы обсудили описанное выше воображаемое путешествие, и я по­просил Ала представлять в свободное время, несколько раз в день, подобные сцены, где он возвращается в прошлое, чтобы успокоить свое молодое второе я и урезонить свою мать (уве­ренно, но неагрессивно). На следующих сеансах путешествие во времени использовалось, чтобы поощрить его пассивного отца противостоять его матери. Клиент предпочел не пытаться изменить поведение отца, а информировать его, что впредь он (Ал) собирается стать другим (более уверенным) человеком. (Казалось, что он ждет разрешения прекратить идентифициро­ваться с отцом и стать самим собой.) По моему опыту, когда клиенты добросовестно выполняют имажинативные упражне­ния, это обычно дает положительный эффект. Ал был одним из клиентов, который нашел эти имажинативные упражнения «со­звучными с эго» и тем, кому применение этих методов прино­сит результаты. В тандеме с имажинативкыми методиками были проработаны все пункты Модального профиля Ала. Так, был подчеркнут пассивный взгляд на секс; больше поощрялись ре —

Акции наступления, чем реакции избегания; был дан соответ­ствующий выход его гневу вместо подавления; были предло­жены релаксационные навыки для ослабления его напряжения; вместо негативных представлений практиковались образы по­зитивных эротических и сексуальных фантазий; была сформу­лирована крайне антиперфекционистская философия жизни; для улучшения коммуникативных навыков было использовано ролевое проигрывание (например, точное формулирование сек­суальных предпочтений); для противостояния критичности и агрессивности были использованы репетиции поведения. Все вышеописанное заняло восемь сеансов (проводившихся раз в неделю), в конце которых были получены значительные изме­нения. (На пятом сеансе Ал упомянул, что на предыдущей не­деле выполнение концентрации на ощущениях превратилось в «пассивное занятие любовью» в двух случаях. Таким образом, процедуры концентрации на ощущениях стали их «новой вер­сией прелюдии» и после этого два или три раза в неделю про­исходили половые акты.) Так как Ал все еще разделял опреде­ленные сексуальные и супружеские мифы, я попросил его перечитать книгу Зильбергельда (1978) и уделить особое вни­мание мифам, описанным в ней; я также дал ему копию моей книги «Супружеские мифы» (Lazarus, Marital Myths, 1985), пред­полагая, что мы можем с пользой обсудить его мнение на сле­дующем сеансе. Область, к которой мы не обращались отдель­но, это противоречивые чувства по поводу отцовства, было предложено, что мы можем сосредоточиться на этой проблеме в течение следующих нескольких сеансов.

Индивидуальные сеансы с Лизой. Одна из отличительных особенностей мультимодального подхода — это его гибкость. Лиза негативно отнеслась к любому систематическому иссле­дованию BASIC I. D. и предпочла обратиться к причинам са­моосуждения и низкого самоуважения. Склонность Лизы к са­моотвержению, по-видимому, стимулировала защитные и сверхкомпенсаторные (агрессивные, сверхкритические) реак —

Ции. Причины ее самообвинений остались загадкой (у нее не было обычных в таких случаях обвинительных, сверхкритич­ных родителей). Попытки определить (с помощью воображе­ния), есть ли более тонкие причины, которые заставляли ее реагировать столь чувствительно, не имели успеха. В отличие от Ала, Лиза была невосприимчива к воображаемым путеше­ствиям в уме. Соответственно, главное направление терапии было сфокусировано на «когнитивном переструктурирова­нии», целью которого было изменение ее дисфункциональных убеждений.

За девять недель Лиза приходила на терапию шесть раз. В дополнение к когнитивной терапии основным фокусом обсуж­дения на каждой встрече был ее стиль общения. На нее про­извело впечатление то, что Ал, по всей вероятности, навсегда останется чувствительным к прямой или скрытой критике, ко­торую он обычно истолковывает как оскорбление. Я сказал: «Я пытаюсь смягчить эту чувствительную зону, но я не знаю метода, позволяющего полностью исключить ее». Чтобы на­учить Лизу в высшей степени поддерживающей, неуничижи­тельной, некритической манере разговора, выражения несог­ласия, приведения аргументов, задавания вопросов и выражения просьб, было использовано ролевое проигрыва­ние. Были подчеркнуты достоинства позитивного подкрепле­ния; при наличии сомнений я посоветовал ей поступать по принципу позитивного контекста (то есть искать потенциаль­но заботливые, неэгоистичные и просоциальные мотивы в действиях других людей). «Если вы все-таки хотите разрушить ваш брак, просто идите напролом и решительно критикуйте Ала, принижайте его как мужчину и злословьте по поводу его сексуальных качеств».

Сексуальная сфера как таковая не требовала особого вни­мания. Лиза утверждала, что она легко достигает оргазма, опи­сывая себя как «чувственною и свободную» и сообщала об «от­сутствии неопределенности в этой сфере». Я снова посоветовал

Ей избегать «занимать доминирующее положение», быть кри­тичной или предъявлять требования вместо высказывания сво­их предпочтений.

Последующие сеансы. Три дополнительные встречи с суп­ругами усилили их достижения, был поднят вопрос и о том, будут ли они принимать решение по поводу детей. Ал резюми­ровал это следующим образом: «Я все еще не уверен, но ду­маю, что это потому, что я хочу гарантий. Но я готов ради нас прекратить использовать контрацептивы в течение нескольких месяцев и посмотреть, что получится».

Послесловие. Через одиннадцать месяцев оказалось, что Ал и Лиза сохранили свои достижения, и что Лиза была на после­днем месяце беременности. Два года спустя я получил рожде­ственскую открытку с фотографией улыбающихся Ала, Лизы и их дочери с запиской, выражающей благодарность, объясняю­щей, что они переехали на Средний Запад и заканчивающейся словами «У нас все просто прекрасно».

Комментарий. Хотя лечение Ала и Лизы не потребовало никаких интенсивных, новаторских или особенно замыслова­тых тактик, тем не менее, оно достаточно хорошо иллюстриру­ет краткосрочную и в то же время комплексную сущность муль-тимодального подхода. Была охвачена большая территория. Два последовательных начальных сеанса, 8 индивидуальных сеан­сов с Алом, 6 — с Лизой и 3 завершающих сеанса, то есть всего 19 сеансов. Активный обучающий акцент (который будет под­робно объясняться в главе 10) определенно достиг цели. Мето­дики были подобраны в соответствии со склонностями клиен­тов. Ал отреагировал на имажинативные техники и нашел наиболее полезным путешествие во времени; Лиза была более склонна к «левополушарным» методикам и использование има-жинативных процедур было прекращено. Суть проблемы, по-видимому, была связана с тем, как отчасти обидный стиль об­щения Лизы подпитывал сверхчувствительность Ала к реальной и воображаемой критике. При решении этого важного момента

Столкновений в течение 19 сеансов было досконально обсуж­дено большое количество материала, показавшего, что краткос­рочная комплексная терапия не является сочетанием противо­положных слов.

Комментарии по поводу подавленного сексуального влече­ния и случай Лизы и Ала взяты из написанной мной главы, по­священной проблемам сексуального влечения, в изданном Лей-блумом и Розеном сборнике «Нарушения сексуального влечения» (Leiblum and Rosen, Sexual Desire Disorder, 1988).

Posted in Арнольд Лазарус


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *