Психология взаимоотношений

Психология взаимоотношений мужчины и женщины


СУЩЕСТВЕННЫЕ МОМЕНТЫ ТЕРАПИИ

Магическое соотношение

Готтман (Gottman, 1994) на основе своего обширного ис­следования предложил то, что он назвал «магическим соотно­шением 5:1»: «Как мы обнаружили, пока во взаимоотношени­ях мужа и жены в пять раз больше положительных чувств и взаимодействий, чем негативных, брак, вероятно, будет стабиль­ным» (с. 57). Он также подтвердил мнение, высказанное много лет назад Бахом и Вайденом (Bach and Wyden, 1969), что час­тые споры и выражение недовольства и обид могут требовать высокоэффективной коррекции, в зависимости от того, как суп­руги ссорятся. Недопустимые методы борьбы — злобная клеве­та, критика личности, обращение к прошлому, обвинения, осуж­дения, угрозы, предъявление ультиматумов, обращение к любой из 54 «ловушек общения», описанных Феем (Fay, 1994) — будут подрывать и разрушать любовь и доверие, которые характерны для эффективных отношений.

Как сказать «нет!»

Фей (Fay, 1994) отмечал, что для интимных отношений «мо­жет быть смертельным» сказать «нет» (с. 58). Я согласен с ним. Говорить «нет» или отказывать в просьбе — это, возможно, одна из наиболее разрушительных и деструктивных привычек. Ин­тересно, что книги по тренингу ассертивности поощряют лю­дей отстаивать свои права и не говорить «да», когда они хотят сказать «нет» — не испытывая вину за то, что сказали «нет». Это мудрый совет для обращения с надоедливыми и напористыми

Продавцами, с работодателями, с манипуляторами и теми, кто пытается контролировать окружающих. Близким людям имеет смысл говорить «да», если нет очевидной причины сказать что-нибудь другое. Например, при ответе на вопрос: «Дорогой, не окажешь ли ты мне любезность?» лучший ответ таков: «Конеч­но. Что ты хочешь, чтобы я сделал?». Сказать: «Оставь меня в покое; я занят», или «Прекрати доставать меня», или любой дру­гой вариант «нет» вряд ли понравится партнеру или улучшит отношения. Сказать «смотря какую услугу» уже не так нега­тивно, но безоговорочное «да» — самый лучший ответ. Если необходимо, можно обсудить вариант, когда просьба кажется необоснованной или когда мешают другие обязательства. «Я действительно хочу, чтобы твоя мать погостила у нас три-четы­ре недели, но видеть ее здесь дольше шести недель уж слиш­ком тяжело». «В обычном случае, я был бы рад отвезти Джека к его репетитору по математике, но у меня встреча с двумя по­купателями за городом, и меня не будет дома в это время».

Вот типичный пример. Супружеская пара была сильно рас­строена случаем с их 16-летней дочерью, у которой было сви­дание с защитником футбольной команды старших классов. Важный тренировочный матч был назначен на 6 часов вечера. Дочь очень хотела пойти на тренировку и собиралась переку­сить в полшестого. «Ничего не поделаешь, — сказал ее отец, — ты будешь обедать со всей семьей в обычное время». Это при­вело лишь к разжиганию вражды и суматохи в семье и привело к тому, что дочь ушла из дома, совершенно расстроенная, со­всем не поев. Я спросил отца, почему он не удовлетворил просьбу дочери. Он сказал, что обеденные часы важны для спло­ченности семьи, и что ему нравится, когда все обедают вместе. «Я могу понять это, — сказал я, — но, может, лучше быть более гибким». Я продолжил, сказав, что нетрудно понять, почему для его дочери было так важно посетить это событие, и насколь­ко было бы лучше для всех, если бы он не ругался с ней. «Сей­час, — сказал он, — я согласен с этим».

Жена сказала потом, что ее муж слишком часто прибегает к автоматическому «нет». «Обычно, — сказала она, — когда дети или я просим его о чем-нибудь, первый ответ, который вылета­ет из него, это "нет", но потом он может подумать еще и изме­нить свое мнение». Я отметил, что это лучше, чем сказать «нет» и потом чувствовать, что должен «настоять на своем», даже когда понимаешь, что проявляешь деспотизм и непостоянство. Тем не менее, я убедительно попросил мужа дважды подумать, преж­де чем сказать «нет».

Аналогии и метафоры

Представленные ниже аналогии и метафоры обычно облег­чают достижение равновесия в отношениях.

Брак похож на хорошо сбалансированную двухместную лодку. Если один человек наклонится вправо, другому стоит быстро наклониться влево, чтобы уравновесить лодку. Если один проделает дырку в лодке, вскоре она начнет тонуть, и ее придется быстро чинить.

Например, когда муж указал на раздражающую болтливость жены на одном из наших сеансов, я сразу сказал: «Вы только что пробили довольно большую дыру в лодке. Если вы намере­ваетесь потопить ее, то ничего не делайте. Если вы хотите ос­таться на плаву, давайте быстро обсудим способы и значение эффективных исправлений». Он раскаялся, и мы обсудили по­следствия с нескольких точек зрения и пришли к соответству­ющему временному соглашению.

В другой паре жена — психолог — обвиняла своего мужа в пассивной агрессивности и в том, что он выставляет ее «злой и строгой перед детьми». Этим ранним утром их 7-летняя дочь попросила помочь с домашним заданием, которое, как предпо­лагалось, она сделала до того, как легла спать. Это привело к спору с матерью, и ребенок в результате опоздал на школьный

Автобус. Мать отказалась везти ее в школу и настаивала, чтобы она ехала на своем велосипеде; это обострило конфликт, и отец в конце концов отвез дочь в школу. «Именно это я имею в виду, — объясняла жена, — он подрывает мой авторитет и делает из меня плохого человека». Она добавила, что, по ее мнению, он обыч­но ведет себя так, чтобы наказать ее за некоторые невысказан­ные обиды. «В этом случае, — сказал муж, — она не справилась с ситуацией спокойно, а позволила всему выйти из-под контро­ля, накричала на ребенка и, как обычно, они поссорились». Он продолжил объяснять, что если бы его жена, вместо того, что­бы спорить с ребенком, спокойно обсудила ситуацию, возмож­но, сказав дочери, что после школы им надо будет сесть и со­ставить более конструктивный план занятий на будущее, ребенок бы не опоздал на автобус. «В этих обстоятельствах, — добавил он, — я думаю, она была слишком расстроена, и ей было бы опасно ехать на велосипеде, так что имело смысл мне от­везти ее на машине».

Используя аналогию с парусной шлюпкой, я сказал, что это выглядит, как будто мать наклонилась слишком сильно в одну сторону, это заставило ее мужа наклоняться на проти­воположную сторону, чтобы сохранить равновесие. Несколь­ко задумчиво жена сказала: «Следовательно, это неправиль­ная установка,- и добавила:- Я понимаю, как я могу изменить ее, что, конечно, заставит меня смотреть на вещи по-другому».

Метафоры, описанные Карпелом (Karpel, 1994), тоже за­частую оказываются полезными. Он сравнивает супругов с «двумя людьми, каждый из которых стоит на маленьком пло­ту, и этот плот несет течением реки… каждый балансирует на своем собственном плоту и, балансируя, встречается с пло­том другого человека… Люди пытаются установить связь, ныряя и сталкиваясь [в реке] в тандем» (с. 1). Метафора Кар-пела показывает необходимость обоим вместе заботиться о супружеских отношениях и о партнере. Читателю, который

Интересуется использованием метафор в терапии, следует об­ратиться к интересной книге Коппа «Терапия метафорами» (Корр, Metaphor Therapy, 1995).

При лечении супругов клиницисты ставят себя в опасное положение, когда испытывают сильное желание спасти отно­шения. Как-то я слушал запись моей практикантки, которая лечила супружескую пару; я внимательно следил за взаимодей­ствиями, где муж зло сказал, что, возможно, развод — это их лучшее решение, после чего практикантка энергично призвала их не забывать о маленьких детях. Жена отреагировала, сказав, что если единственная причина сохранять брак — это дети, то нет смысла продолжать отношения. Моя подопечная продол­жала закапываться все глубже и глубже.

Я посоветовал своей практикантке на следующем сеансе начать с обращения внимания супругов на то, что она позволи­ла сантиментам взять верх над здравым смыслом. Заново обду­мав случай после обсуждения его со своим супервизором, она теперь полностью согласна, что если нет любви и нежности, то, возможно, развод является благоразумным выбором — есть дети или нет. Она передала это сообщение, и оба, и жена, и муж в ответ на это сказали, достаточно решительно, что на са­мом деле есть большая взаимная привязанность и что они хо­тели бы, чтобы их брак был успешным.

Во многих случаях, когда супруги начинают спорить и ру­гаться в моей консультационной комнате, я вежливо говорю, что, возможно, нам следует рассмотреть вопрос о полюбов­ном разводе. Это обычно шокирует супругов и делает их со­вместную работу продуктивней. В других случаях, когда об­суждение развода становится желательным направлением, я обнаружил, что полезно выполнить эту функцию — несмотря на тот факт, что мы начинали с попыток спасти брак. Многие люди утверждают, что это нежелательно и, возможно, неэтич­но — терапевту, который является прежде всего консультантом по вопросам брака, потом брать на себя роль посредника при

Разводе. Я не согласен с таким мнением. Я считаю, что по­скольку у меня установились отношения взаимного доверия с супругами, я часто нахожусь в выгодном положении, чтобы быть посредником спокойного, если не дружеского, развода. Конечно, бывали случаи, когда конфликт обострялся, и тре­бовалось участие кого-нибудь, хорошо разбирающегося в юри­дических формальностях.

Не обязательно быть очень сентиментальным человеком, чтобы получить громадное удовольствие от превращения дис­функциональных супругов в гармоничную пару. Это настоящее счастье — видеть хорошо функционирующий брак.

Posted in Арнольд Лазарус


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *