Психология взаимоотношений

Психология взаимоотношений мужчины и женщины


ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ ГРУППОВОЙ ПСИХОТЕРАПИИ

Групповая психотерапия как вполне самостоятельное направ­ление имеет и свой понятийный аппарат. В него входят в первую очередь такие понятия, как: роли, нормы, типы поведения, лидерст­во, групповой процесс.

Роль

Каждый человек в жизни невольно играет определенную роль, а точнее, даже несколько ролей: он и начальник и подчиненный, и муж и отец и т. п. Так как в психокоррекционную группу он при­ходит к еще незнакомым людям, то, как правило, из него «проглядывает» одна из его официальных ролей, например роль служащего того или иного общественного статуса. Однако в психокоррекционной группе ему придется «примерить» на себя дру­гую роль, что далеко не всегда и не всем легко удается.

Например, человеку, не привыкшему руководить, группа (Именно сама группа!) может поручить роль лидера, а сложивше­муся начальнику, напротив, роль подчиненного. При этом нельзя сказать, что группа предлагает вам роль наобум — значит, что-то проглядывает в вас от того персонажа, который ей нужен в опре­деленном качестве: Вожака, Скептика, Нытика и др.

Чаще всего в группе выделяются роли-антиподы. Одни специа­листы (Лири, 1957) выделяют полярные профили соответственно противоположным чувствам, в некоторых случаях это делается исходя из противоположных эмоций: любовь — ненависть, сила — слабость, мягкость — жесткость и т. п. Другие рекомендуют боль­шее количество действующих лиц. Так, Келлерман (1979) выделя­ет четыре пары противоположностей: Романтик — Скептик («Фома неверующий»), Невиновный (никогда, ни в чем) — Козел отпущения; Философ (умудренный жизнью) — Наивный ребенок; Пуританин (подчеркнуто сдержанный в контактах и эмоциях) —Кооператор (объединяющий).

Считается, что психокоррекционная группа может нормально функционировать, лишь опираясь на противоположности. Слиш­ком мягкая, дружеская группа, в которой никто честно не скажет другому не всегда приятную правду, окажется искусственно изо­лированным коллективом с мнимым благополучием, через приз­му которого нельзя будет увидеть и тем более преодолеть реаль­ные проблемы. Напротив, слишком критичная группа, не соз­дающая атмосферу психологической защищенности, не позволит раскрыться ее членам и, значит, также не даст увидеть истинные причины внутренних и внешних конфликтов.

Необходимо, чтобы в группе сложилось оптимальное сочета­ние доброжелательности и критичности, то есть, с одной стороны, участники группы могут чувствовать рядом плечо товарища, но, с другой стороны, не должны рассчитывать, что их любое поведе­ние или высказывание получит поддержку, а не критику.

Норма

Понятие нормы в психокоррекционной группе не имеет прин­ципиального отличия от понятия любой групповой или общест­венной нормы. Каждое общество, сообщество и даже отдельная устоявшаяся группа имеет свои официально или неформально принятые нормы поведения, нарушение которых не одобряется группой, а к нарушителям применяются различного вида санкции. В свою очередь поведение в соответствии с групповыми нормами получает официальную или неформальную поддержку группы, а данный участник группы в различной мере закрепляет или повы­шает свой статус. То же самое относится и к психокоррекционным группам, в которых устанавливаются определенные нормы пове­дения с целью максимально эффективного выполнения данной группой стоящих перед ней задач.

Несмотря на отсутствие жесткой регламентации норм психо­коррекционных групп, они в большинстве своем имеют много общего и направлены главным образом на эффективное функцио­нирование группы в плане решения индивидуальных проблем вступивших в нее членов. Достаточно четко эти нормы изложены Б. Д.Карвасарским (1985).

«Каждый член психокоррекционной группы обязан:

— выполнять распорядок групповых занятий;

— говорить в группе обо всем открыто и искренне;

— не выносить за пределы группы того, что происходит во вре­мя групповых занятий;

— помогать товарищам по группе осознавать и изменять свой способ поведения, если он противоречит общепринятым нормам;

— отказаться от общих фраз, говорить о конкретных проблемах и переживаниях, как своих собственных, так и товарищей по группе, конкретно и по принципу «здесь и теперь».

-выслушивать мнения и советы членов группы, обдумывать их, но принимать решение самостоятельно». (Цит. по: Кондрашенко В. Т., Донской Д. И. — 1997. — С. 321-322).

Руководство группой

Как известно, в социологии и в психологии управления обычно выделяют три стиля руководства: Авторитарный (или директив­ный), Демократический (коллегиальный) и Либеральный (его еще на­зывают попустительский, антиавторитарный, консультативный).

К сожалению, большинство авторов забывают напомнить читате­лю, что в чистом виде руководители — представители этих стилей -не встречаются. (Так же как не встречаются «чистые» сангвиники, холерики, меланхолики и флегматики; экстраверты и интроверты, «левополушарные» и «правополушарные» и т. п. — речь может идти лишь о высокой степени преобладания того или иного типа.)

Поэтому, когда мы говорим о каком-то руководителе или его стиле — авторитарный или демократический, мы имеем в виду преобладание того или иного стиля.

Эта же терминология устоялась и по отношению к стилям ру­ководства при групповой терапии (Левин, Липпит, Уайт, 1939): авторитарный, демократический, попустительский.

Следует отметить, что каждый из названных стилей имеет свои преимущества и недостатки. Одной из наиболее частых ошибок молодых психотерапевтов является выбор стиля руководства без учета собственных индивидуально-психологических особенностей.

Помните, что один и тот же стиль может быть органичным для одного и неестественным для другого (а значит, и для всей группы).

Авторитарный стиль руководства группой

Как следует из названия, психотерапевт такого стиля является лидером группы, ее управляющим. Нельзя сказать, что в такой группе полностью исчезает демократизм (иначе это уже была бы не групповая психотерапия).

Однако деятельность группы, дискуссии, выступления ини­циируются и направляются психотерапевтом в том русле, кото­рое он с позиции своего профессионального опыта считает наи­более правильным для решения данной конкретной задачи (или задач).

Применяя этот стиль, обязательно следует помнить, что авто­ритарный лидер в групповой терапии все равно остается одним из членов группы и не «заглушает» ее активность своей руководящей ролью, а, напротив, всячески инспирирует ее и поощряет.

Демократический стиль

За период перестройки слово «демократия» у нас оказалось дискредитированным. А зря. Слово не виновато. Демократия — это не расхлябанность и вседозволенность. И даже не просто власть народа. Без законов, обязательных для всех, такая власть народа называется «охлократией», на поводу у которой идут не­уверенные в себе политики, которым лишь бы сегодня у власти удержаться, а завтра будь что будет.

Еще древние говорили: демократия — власть закона (принятого в интересах большинства, с одобрения большинства и одинаково обязательного для всех). Таким образом, обвиняя во всех наших бедах демократию, мы ругаем то, чего у нас нет.

А в групповой психотерапии демократический стиль руково­дства — это именно стиль опоры на коллективный разум в рамках четкого соблюдения всеми членами группы добровольно приня­тых, но обязательных для всех групповых норм.

Именно эти две задачи и являются главными для психотера­певта демократического стиля: максимальное стимулирование участия всех членов группы в дискуссиях и поиске решения про­блем при четком соблюдении групповых норм поведения. При этом сам он (как и любой групповой психотерапевт) ведет себя не как руководитель, а как активный член группы.

Попустительский (антиавторитарный) стиль

Этот стиль на первый взгляд даже трудно назвать стилем руко­водства. Можно сказать, что это стиль отстранения от руково­дства группой. Однако все не так просто. Этот стиль может быть исключительно эффективен, но лишь для психотерапевта, хорошо чувствующего не только актуальную ситуацию в группе, но и предчувствующего ее дальнейшее развитие.

В таких группах также могут быть случаи вмешательства пси­хотерапевта, но лишь тогда, когда он уверен, что это необходимо (ситуация начинает развиваться в ненужном направлении). В групповой терапии не только предусмотрены, но и желательны опре­деленные споры и конфликты, помогающие лучше открыться уча­стникам и их проблемам.

Вообще вопрос оптимальной дозировки периодической меж­личностной напряженности и даже конфликтов является едва ли не самым тонким и важным в мастерстве группового психотера­певта любого стиля руководства. Бесконфликтная ситуация ос­тавляет нарывы не вскрытыми, а излишне конфликтная приводит к распаду групп. Стимулировать групповую дискуссию, споры, полную открытость высказываний о себе и других, с одной сторо­ны, и удерживать ситуацию от необратимого нарушения отноше­ний, серьезных обид и даже ухода отдельных участников из груп­пы — задача крайне трудная.

Недонапряжение групповой атмосферы (недостаточная эмо­циональная вовлеченность членов группы) не приведет к нужному терапевтическому эффекту. Перенапряжение, переход от эмоцио­нального обсуждения к враждебности и устойчивой неприязни — могут погубить результаты всех этапов кропотливой предвари­тельной работы и просто «развалить» группу, нанеся к тому же дополнительные психические травмы тем, кто пришел к вам, что­бы от них избавиться.

Опытные терапевты, несмотря на естественную индивидуаль­но-типическую предрасположенность к одному из стилей руково­дства, имеют в своем арсенале прием всех трех стилей и даже их комбинации, оперативно переключаясь в зависимости от требо­ваний ситуации.

Разумеется, авторитарным стилем легче и быстрее остановить конфликт, выходящий за целесообразные нормы. Однако этот прием, помогая сохранить порядок в группе, а то и саму группу (что, безусловно, важно) затягивает решение конфликта, загоняя его внутрь и тем усугубляя проблему или невроз. Видимо, именно поэтому, большинство психотерапевтов предпочитает демокра­тический стиль руководства, позволяющий достаточно оператив­но и в то же время не слишком резко делать шаги и в ту и в дру­гую сторону — в авторитарность (для пресечения опасных тенден­ций) и в фактическое самоустранение, попустительство (при до­пустимом развитии событий).

Требования к личности руководителя группы. Все те требова­ния, которые относятся к любому психотерапевту и психологу-консультанту, относятся и к представителю групповой психотера­пии. Это — Спокойствие и уравновешенность, обеспокоенный свои­ми проблемами клиент должен по одному виду психотерапевта почувствовать, что здесь ему будет спокойнее, психологически защищенное, комфортнее.

Это — Понимание и Эмпатия (Эмоциональное сопереживание) при одновременном дистанцировании: клиент должен чувствовать, что психотерапевт не просто понимает, а сердцем чувствует его про­блему, но в то же время не сливается с ней (как простой сострадалец), а остается на философской высоте своей крупной личности и профессионального мастерства, то есть Способен не только пони­мать и сострадать, но и помочь решить проблемы, казавшиеся кли­енту неразрешимыми.

Это — Умение слушать и говорить, тонко и своевременно пере­ключаясь с одного (понимания клиента) на другое (воздействие на клиента, умение убеждать).

Это — философская терпимость не только к трудностям харак­тера клиента, но и вообще к жизненным трудностям и несчастьям (кстати, не только к чужим, но и к собственным).

В групповой психотерапии к этим и многим другим важным ка­чествам и умениям добавляется талант режиссера — психотерапевт должен уметь ненавязчиво помочь участникам группы наиболее органично выбрать роли и вести работу группы при минимальном собственном вмешательстве по принципу: Не поучай, а вдохновляй.

Считается, что психотерапевт в группе играет одну или не­сколько функциональных ролей. Большинство авторов моногра­фий и руководств по групповой терапии выделяют роли: Дириже­ра, эксперта, идеального (активного) партнера, катализатора.

В. Т.Кондрашенко и Д. И.Донской (1997), как и ряд других отечественных специалистов, считают, что в отечественной и за­падной групповой психотерапии психотерапевту отводятся раз­ные роли: у нас чаще преобладает роль Дирижера, а в странах За­падной Европы и Северной Америки — Эксперта.

Какова между ними принципиальная разница? Коротко разни­цу можно изложить так: дирижер более активно вмешивается в работу группы, а эксперт занимает позицию стороннего Консуль­танта-комментатора.

Каждая из этих функциональных ролей имеет свои «за» и «против».

Дирижер руководит формированием группы, чаще подправля­ет дискуссию в нужном направлении, корректирует поведение участников (особенно в начальной стадии работы), когда они за­ходят в тупик. Как показывает опыт, наиболее терапевтическим является определенный уровень тревожности, сопровождающий групповую дискуссию. Слишком спокойное ее течение не вовлека­ет необходимых эмоциональных и волевых ресурсов для решения проблем. А слишком высокий уровень тревожности блокирует своим избытком способность к решению проблемы и усугубляет тупиковое состояние беспомощности.

Таким образом дирижер выводит группу из тупика. Это с благодарностью воспринимается группой. Однако этим самым он за­тягивает процесс научения группы самой находить такие выходы.

Преобладание функциональной роли дирижера в отечественной практике групповой психотерапии имеет и свои социально-психологические предпосылки.

В силу преимущественно авторитарных традиции руководства в России и особенно в десятилетия тоталитаризма, у большей части населения сложилась привычка действовать под чьим-либо ру­ководством, избегая личной ответственности за принятие решении даже собственных проблем («инициатива наказуема»). Именно это – едва ли не главная причина трудного реформирования нашего государства в сторону открытого общества, с личной инициативой и ответственностью. Эта же причина – уход от личной от­ветственности за собственные проблемы — является главным при­знаком (и усугубляющей причиной) невротической личности.

Поэтому, особенно на начальном этапе и в тупиковых состояниях, группа, как правило, ждет указании сверху, не воспринимая несмотря на постоянные разъяснения, психотерапевта как одного из равных (хотя и наиболее опытного и активного) члена группы.

Эксперт не вытягивает группу из тупика и тем, казалось бы, способствует более интенсивному развитию ее поисковой актив­ности, однако нередко эксперты-комментаторы грешат излишним «лекторством», и участники больше слушают их, действуя с постоянной оглядкой на эксперта («а правильно ли я действую?»), чем ищут собственные решения, более напоминая пассивную учебную аудиторию, чем активную терапевтическую группу.

Очень эффективной для группового психотерапевта может быть функциональная роль так называемого Катализатора. Од­нако эта роль требует особого искусства — легче поучать, чем вдохновлять, но вдохновлять, несомненно, важнее для более ак­тивного и быстрого формирования собственной творческой ак­тивности занимающихся Да и эмоционально-психологическая атмосфера в таких группах более творчески-активная, а значит и более терапевтическая.

Психотерапевта-катализатора обычно сравнивают с зеркалом, в котором участники видят самих себя. Но это не просто зеркало, а живое и благожелательно утрированное (для наглядности) от­ражение происходящих в группе событий. Такое зеркало позволяет лучше замечать свои ошибки и не смущаться от них, а вдохновляться на их исправление, на поиск наилучшего решения.

Разумеется выполняющий роль такого зеркала психотерапевт должен обладать и Опытом и Артистизмом, и Эмпатией и Интуи­цией, Внушать участникам веру в свой высокий профессионализм и человеческую порядочность и искренность. А главное – должен Уметь создавать атмосферу творческой увлеченности, что само по себе – талант, отсутствие которого трудно компенсировать даже глубокими профессиональными знаниями. Так что, прежде чем выбрать стиль катализатора, нужно убедиться в наличии такого таланта.

Хотя групповая психотерапия (как психотерапевтическое на­правление, а не как групповая форма любой психотерапии) по самой своей сути относится к недирективным видам терапии, можно сказать, что наиболее недирективной (антиавторитарной) функциональной ролью группового психотерапевта является роль Активного (идеального) партнера.

Такой психотерапевт не поучает не комментирует и даже не катализирует группу — он просто становится ее рядовым членом, но таким, каким в идеале должен быть член терапевтической группы. Он если и учит, то лишь своим примером, демонстрируя полную откровенность и открытость в обсуждении своих и чужих проблем, готовность моментально отреагировать на обращение к нему или ко всей группе.

Единственная опасность, которая подстерегает терапевта такого плана, — это оказаться настолько образцовым участником группы, что остальные участники, не дотягиваясь до его уровня открытости и коммуникабельности, начинают не столько раскрывать себя, сколько следить за профессиональным искусством психотерапевта, пытаясь копировать его манеры и уделять неоправданно много внимания обсуждению его проблем в ущерб собственным.

Здесь от терапевта требуется тонкое чувство меры, чтобы, ак­тивизируя других членов группы, в то же время не перехваты­вать у них инициативу (некоторые из них с облегчением отдадут эту инициативу ему и тем самым снизят эффективность своей собственной работы, цель которой пробуждение собственной инициативы).

Учет типов поведения членов группы. Психотерапевт должен знать и уметь учитывать типы поведения каждого участника группы.

Чаще всего выделяются такие поведенческие типы, как: Лиди­рующий, ведомый, сотрудничающий, обособляющийся. Эти названия красноречиво говорят сами за себя и нуждаются не в комментари­ях, а в учете.

Так, например, участник с тенденциями Лидерства, с одной стороны, может помочь более быстрому и четкому налаживанию групповой работы, но, с другой стороны, он может своей инициа­тивой снизить инициативность и эффективность самораскрытия других членов группы. Если же врожденному лидеру вовсе не давать проявлять своих качеств, отводя ему подчиненную роль, это также может помешать не только самореализации этого члена группы, но и всей групповой деятельности.

Ведомый тип быстрее войдет в работу группы под чьим-то ру­ководством, но терапевт должен проследить, чтобы он не стал слишком долго отсиживаться за спиной лидера и постепенно на­ращивал собственную активность.

Разумеется, наиболее удобен для взаимодействия сотрудни­чающий тип, постоянно готовый к кооперации и совместному ре­шению проблем. Однако его слишком активное стремление к со­трудничеству может помешать самораскрытию Обособляющегося типа, который лучше осваивается в группе, когда на нем не акцен­тируется внимание.

Групповая динамика (или групповой процесс)

Курт Левин ввел в психологию и психотерапию понятие Груп­повая динамика (1936), подразумевая под этим процесс взаимодей­ствия социальных и психологических детерминант (причин), воз­действующих на поведение индивидов в группе. И хотя он прак­тически не занимался терапевтической практикой, этот термин — Групповая динамика — постоянно употребляется в смысле Групповой процесс в групповой психотерапии такими ее выдающимися пред­ставителями, как Карл Роджерс, Шутц, Кельман, Кратохвил и другими.

С этим нельзя не согласиться, так как сама идея и цель груп­повой психотерапии не просто в налаживании определенного группового взаимодействия, а именно в движении (Динамике), развитии группы и каждого индивида в терапевтическом, пози­тивно развивающем направлении. Групповая динамика, являясь неразрывным процессом развития группы и индивидов, может быть условно разделена на определенные этапы. Кельман выде­ляет три таких основных этапа: податливость, идентификацию, присвоение.

На первом этапе (этап Податливости) члены группы начи­нают поддаваться влиянию друг друга, терапевта и всей группы. Точнее, они сдвигаются с мертвой точки бессознательной само­защиты своего внутреннего мира, включая сложившееся в нем от­ношение к своему неврозу или другой психологической проблеме, которая привела их в группу. Однако это еще не приятие других мнений и влияний, а только снятие защиты к их неприятию. Это, главным образом, лишь принятие изложенных терапевтом норм и правил работы группы и начало участия в этой работе. Устанав­ливается добровольная, но еще в значительной степени формаль­ная общность группы. (Здесь и далее следует помнить об индиви­дуальных различиях членов группы и соответственно о разной скорости и эффективности прохождения ими этих процессов.)

На втором этапе (этап Идентификации) происходит внешнее принятие группы и ее участников — готовность не формально, а с пониманием выслушивать их мнения, подключаться к дискуссиям. Можно сказать, что на этом этапе устанавливается неформальная общность группы, ощущение определенного «мы», даже при раз­ногласиях по отдельным вопросам и некотором неприятии от­дельными участниками друг друга.

На третьем этапе (этап Присвоения) происходит принятие от­дельными участниками уже сложившихся групповых ценностей и мнений как своих собственных, готовность оперировать ими от своего имени вне группы, в своей личной жизни.

Другие представители групповой психотерапии (Шутц, Такман, Кратохвил и другие) по-своему описывают эти же этапы, но суть остается одна: последовательная групповая динамика от формального объединения до обретения значительной психоте­рапевтической силы взаимоподдержки, взаимовлияния, взаимо­коррекции при одновременном самораскрытии и позитивном раз­витии группы в целом и каждого ее участника.

Ялома выделяет такие лечебные факторы психотерапевтиче­ской группы, как Сплоченность, внушение надежды, обобщение, альтруизм, предоставление информации, множественный перенос, межличностное обучение, развитие межличностных умений, ими­тирующее поведение. Эта классификация мало отличается от большинства других, терапевтическая ценность упомянутых фак­торов очевидна. Однако целесообразно сделать некоторые ком­ментарии.

Сплоченность

К общеизвестному мнению о важности сплоченности группы следует добавить, что, как показала практика, большинство участ­ников в значительной мере страдают от физического или психоло­гического одиночества, что обычно коррелирует с высокой тре­вожностью, чувством незащищенности и ненужности. В удачно сложившихся группах все участники удовлетворяют естественную человеческую потребность в Аффилиации (чувстве принадлежности к какому-либо сообществу), у них снижается чувство тревожности, повышается ощущение психологической защищенности.

Надо сказать, что чувство сплоченности, сопринадлежности к группе людей, понимающих тебя, принимающих таким, какой ты есть, и к тому же переживающих аналогичные проблемы, нередко оказывается настолько важным для членов группы (особенно тех, кому не хватает такого общения в повседневной жизни), что у них меняется иерархия мотивов занятия групповой психотерапией: само общение в данных группах становится для них большей по­требностью, чем решение тех проблем, с которыми они сюда пришли. (Хотя, разумеется, одно не только не исключает другого, а лишь взаимно способствует).

Внушение надежды

Здесь хотелось бы предупредить, что воздействие отдельных членов группы на других может быть как положительным (повышающим уверенность в успехе), так и отрицательным (снижающим эту уверенность скептицизмом).

Еще Э. Куэ доказал, что помогают те лекарства, в которые паци­енты верят, и не помогают те, в которые не верят. Естественно, что к психотерапии это относится еще больше. Это очень важно учиты­вать психотерапевту при подборе группы и при работе с ней.

Обобщение

Эффект обобщения близок к эффекту сплоченности. Так как группы комплектуются по определенной общности проблем, то у их участников снижается чувство тревожности и одиночества в борьбе со своими неприятностями: они видят, что и у других людей схожие ситуации, и обретают надежду, что вместе и под руково­дством квалифицированного психотерапевта смогут их преодолеть.

У участников терапевтических групп, сформированных из лю­дей, страдающих общими проблемами, снимается чувство ущерб­ности, которое они могут испытывать в обычном обществе и ко­торое усугубляет их комплексы и мешает самораскрытию.

Здесь многое зависит от психотерапевта, который должен по­стоянно поддерживать у участников группы чувство собственного достоинства, уважительного отношения к группе и к тому, чем она занимается. Иначе у них может возникнуть чувство принад­лежности к группе ущербных в чем-то людей, что лишь усугубит личные комплексы.

Также внимательно нужно следить за возможностью Негатив­ного обобщения, когда кто-либо из участников группы, исходя из собственного неудачного опыта или повышенной мнительности, начнет заражать своим пессимизмом (иногда даже лишь выраже­нием лица) других. Таким людям надо уделять особое внимание, нейтрализуя их отрицательное влияние на группу, вселяя в них веру в успех. В некоторых случаях их вообще не надо принимать в группу, а предложить индивидуальную психотерапию.

Альтруизм

Еще Альфред Адлер подчеркивал, что самое лучшее и бы­строе средство излечения от неврозов — это переключение вни­мания на бескорыстную помощь другим. И хотя при правильной организации групповой психотерапии этот процесс спонтанно усиливает эффект работы группы и индивидуальное позитивное развитие, не мешает периодически напоминать о важном тера­певтическом воздействии альтруизма: Лучшая помощь себе — че­рез помощь другим.

Предоставление информации

Этот пункт реализуется вместе со всеми предыдущими, в свою очередь усиливая их. Участники группы, обмениваясь информа­цией по общим проблемам, решают и такие терапевтические фак­торы, как: Обобщение, внушение надежды, сплоченность и альтру­изм. К тому же нередко члены группы получают друг от друга действительно ценную практическую информацию из практиче­ского опыта решения общих проблем, знакомства с соответст­вующей литературой и т. п.

Однако и здесь важно следить, чтобы не пошло распростране­ние неквалифицированных, научно необоснованных советов, а также информации, подрывающей веру в успешность всего про­цесса групповой работы. К сожалению, именно в сфере психоте­рапии нередко встречаются такие «советчики», а учитывая повы­шенную тревожность и внушаемость большинства членов психо­терапевтических групп, такое информационное воздействие мо­жет быть далеко не безвредно (см. негативное обобщение).

Множественный перенос

Это определенное развитие идеи З. Фрейда о Переносе, то есть о том, что клиент неосознанно переносит на психотерапевта раз­личные особенности своих отношений к другим людям, значимым для него в прошлом и настоящем.

Ялома и ряд других специалистов предлагают применять оп­ределенные механизмы такого анализа личности клиента, изучая его отношения не только к психотерапевту, но и к другим членам группы (с учетом их особенностей, которые могут оказаться более значимыми для одного и менее для другого и тем самым дадут определенную информацию о них самих и их проблемах).

Естественно, что анализ переноса наиболее эффективно приме­няется психотерапевтами с психоаналитической подготовкой.

Межличностное обучение

В группе, в лабораторных или модельных условиях, отрабаты­ваются те навыки общения, которые члены группы хотели бы бо­лее успешно применять в реальной жизни. Здесь они легче пре­одолевают робость при обращении к другим и предложении соб­ственной помощи, видят, как реагируют на это окружающие, и либо обретают уверенность, что все делают правильно, либо са­мостоятельно или с помощью психотерапевта и группы вносят определенные коррективы, добиваясь в конечном итоге нужного результата (своего поведения с желательной реакцией на него со стороны других).

Однако именно здесь необходимо сказать об одной существен­ной проблеме, на которую указывают практика и специалисты групповой психотерапии: Даже при идеальной отработке нужных навыков общения в терапевтической группе перенос этих же навы­ков в реальную жизнь далеко не всем дается легко и быстро. По­мочь этому может параллельное занятиям в группе выполнение домашних заданий, то есть закрепление тех же навыков дома, на работе, в любых удобных для этого условиях.

На следующем занятии желательно разбирать и совместно ана­лизировать успехи и неудачи выполнения домашних заданий.

Развитие межличностных умений

Собственно, это и является задачей большинства психокоррекционных групп — развитие межличностных умений, которых не хватает участникам группы для самореализации и оптимизации своего бытового или делового общения.

Уже само присутствие и работа в таких группах развивает уме­ния, однако и здесь психотерапевту нужно внимательно следить, чтобы закреплялись именно те навыки, которые нужны, так как неправильное общение (а точнее, неправильно занятая в группе позиция) будет лишь закреплять ошибки.

Здесь важно учитывать все предупреждения, которые мы отно­сили к предыдущим пунктам, а также к особенностям типов пове­дения отдельных членов группы.

Имитирующее поведение

Имитирующее поведение я бы отнес не столько к лечебным факторам, сколько к факторам, облегчающим вхождение инди­видов в работу группы. Они начинают строить свое поведение по механизму простого подражания психотерапевту, а потом тем членам группы, у которых нужные модели поведения быст­рее возникнут. Реальная, простая, почти механическая деятель­ность, обязательная для всех, снижает индивидуальную скован­ность и нерешительность каждого в отдельности. Затем, по мере эмоционального вовлечения в этот процесс, члены группы неза­метно начинают все больше проявлять собственную инициативу, осваиваясь в группе.

Здесь очень важно следить за формированием и сохранением атмосферы психологической защищенности, доброжелательно­сти, взаимной поддержки. Каждое правильно выполненное дейст­вие должно быть поощрительно отмечено психотерапевтом и оценено группой, а неправильное действие благожелательно скорректировано.

Катарсис

Катарсис — слово, которым в греческой трагедии обозначалось финальное очищение через страдание, как мы помним, в психоте­рапию было введено З. Фрейдом.

В групповой психотерапии этап катарсиса очень важен и тре­бует как высокого мастерства психотерапевта, так и соответст­вующей готовности группы. Психотерапевт, как хороший режис­сер, подводит группу или создает соответствующую групповую атмосферу (в зависимости от стиля руководства группой) к пуб­личному «вскрытию нарывов»: неприемлемых для сознания чувств и мыслей, тщательно скрываемой от самого себя вины, стыда, ненависти; к совместному их обсуждению, признанию и «покаянию» и через это — к очищению, облегчению.

Процесс организации катарсиса в группе требует исключитель­ного мастерства, такта и интуиции, учета индивидуально-психо­логических особенностей членов группы. В любом случае необхо­димо руководствоваться главной заповедью врача: Не навреди!

При недостаточной уверенности в адекватной психической ре­акции отдельных членов группы или в собственном психотерапев­тическом мастерстве от этого этапа лучше воздержаться или про­вести его в более мягкой форме, тонко предупреждая возможно­сти нежелательных (как для отдельного индивида, так и для всей группы) эмоциональных реакций.

Можно просто подвести группу к обсуждению наболевших скры­тых проблем, постепенно (а не взрывом) раскрывая и обсуждая их, вовремя наступая на проблему и своевременно отступая от болевой точки при опасности потери контроля над ситуацией и усугубления психической травмы или распада группы (что нередко случается).

Требования к групповому психотерапевту. Даже кратко пере­численные нами особенности групповой терапии показывают, что специалист этого профиля должен обладать целым рядом специ­фических умений и навыков.

Подготовка такого специалиста, как правило, проходит те же стадии, что и подготовка большинства психотерапевтов различ­ных направлений: обучение, стажировка под руководством спе­циалиста, самостоятельная деятельность.

На первой стадии он постигает теоретические основы и практические приемы психотерапии; на второй стадии — про­ходит стажировку в группе под руководством квалифицированно­го психотерапевта; на третьей стадии — принимает активное участие в работе группы.

Здесь могут быть и определенные переходные этапы внутри стадий, точнее, разные стадии накладываются друг на друга: одна еще не завершилась, а другая уже началась. Так, первая стадия (обучение практическим приемам) продолжается и совершенству­ется и на второй, и на третьей стадиях (стажировка и личное уча­стие). В процессе второй стадии (стажировки) стажер не остается пассивным, а постепенно все более активно участвует в работе группы как ее член (то есть уже входит в третью стадию). А в третьей стадии он тоже проходит определенные этапы от участия в работе как рядового члена группы до освоения и применения различных стилей руководства группы (в том числе и с позиции ее активного участника — идеального партнера).

Считается, что наилучшие условия для практического становле­ния специалиста групповой психотерапии создаются в группах тре­нинга, так называемых Т-группах. Так как по условиям этих групп в них руководство периодически переходит от одного участника к другому, то каждый может достаточно быстро (по горячим следам) оценить, какой эффект та или иная манера руководства группой оказывает на ее непосредственных участников, и внести необходи­мые коррективы в свой стиль руководства.

Кроме знания ранее упомянутых ролей и норм групповой те­рапии, важно знание и соблюдение (не только психотерапевтом, но и всеми участниками) требований Внутригрупповой этики. Эти нормы и требования имеют некоторые различия у разных авторов и даже в отдельных группах. Однако главное требование для всех —Уважение личной свободы выбора каждого на участие в групповом процессе и его отдельных фрагментах.

Другим важным требованием является обязательное соблюде­ние не только психотерапевтом, но и каждым членом группы кон­фиденциальности, то есть то, что произносится или делается в группе, не выносится за пределы группы. Без уверенности в такой конфиденциальности ни о каком полном самораскрытии членов группы не может идти речи, а значит, не может быть решена глав­ная задача групповой психотерапии.

Группы тренинга

Несмотря на многочисленные классификации групп, в которых проводится групповая психотерапия, можно сказать, что речь идет главным образом о двух типах:

1. Психокоррекционные группы.

2. Группы тренинга умений.

Все, что мы говорили до этого, относилось в большей мере к психокоррекционным группам (несмотря на многие общие законо­мерности и требования функционирования групп обоих видов).

Группы тренинга делятся на группы тренинга профессиональ­ных умений, группы тренинга межличностных отношений, груп­пы сензитивности.

Группы тренинга профессиональных умений в основном зани­маются подготовкой руководителей разного уровня, бизнесменов, менеджеров и всех, кому особенно важно профессиональное об­щение и взаимодействие

В Группах тренинга межличностных отношений рассматрива­ются и отрабатываются модели решения практических трудностей взаимоотношений различных членов семьи, проблем секса.

Группы сензитивности (чувствительности) решают задачи пре­одоления личностных качеств (тревожности, застенчивости, замк­нутости и т. п.), мешающих чувству самостоятельности, уверенно­сти, личностному росту, самоактуализации индивида.

Так как группы тренинга возникли (в 50-х годах в США) с це­лью выработки навыков делового общения и взаимодействия, то на протяжении длительного времени это и было их главным заня­тием. Надо сказать, что они довольно быстро приобрели попу­лярность и не утратили ее в настоящее время. В этих группах формируются и доводятся до автоматизма Навыки оптимального взаимоотношения и взаимодействия начальства с подчиненным и подчиненных с начальством, сотрудников между собой, отраба­тываются умения совместно решать проблемные ситуации, со­вершенствовать организацию работы и т. п.

В последние десятилетия у нас тоже стали появляться такие формы обучения, но в большинстве своем они значительно менее эффективны, чем за рубежом, в первую очередь потому, что про­водятся либо не психологами, либо психологами, не получивши­ми хорошей подготовки в направлении групповой поведенческой терапии (которой у нас их не учили).

Многие психотерапевты считают, что главная задача групп тренинга (Т-групп) — научить самостоятельно учиться жить и ра­ботать, то есть самокорректироваться и самосовершенствоваться, находя оптимальное решение проблемных ситуаций.

Этот процесс обычно разделяют на три ступени:

— научиться Самопрезентации (оптимальному представлению самого себя);

— научиться установлению и максимальному Использованию об­ратной связи (biofeedback);

— научиться Экспериментировать.

Рассмотрим работу на этих ступенях по порядку.

Самопрезентация

Удобным пособием для реализации этого процесса и контроля за ним является методика, получившая широкое распространение под названием «Окно Джогари» (по именам его создателей Джозефа Лафта и Гарри Инграмма).

Это «окно» представляет собой круг, разделенный на четыре сектора. Каждый сектор имеет свое символическое название:

— первый (левый верхний) называется «Арена»,

— второй (правый верхний) — «Видимое»;

— третий (левый нижний) — «Слепое пятно»;

— четвертый (правый нижний) — «Неизвестное».

Охарактеризуем кратко каждый из секторов.

Арена

Этот сектор представляет ту часть личности индивида, которая открыта и ему самому, и его окружающим. Можно сказать, что таким он представляется себе и другим.

Обычно этот образ Я в какой-то мере соответствует истине, а в какой-то мере является Искренним, неосознанным заблуждением (можно сказать, Субъективным искажением реальности).

Видимое

Этот термин в дословном переводе не совсем точно передает вложенный в него авторами смысл. Это то, что «видимо», извест­но о себе только самому индивиду, но скрыто от окружающих.

В этот сектор входят как положительные, так и негативные тайные увлечения и переживания, страхи и фантазии, которые данный индивид так или иначе идентифицирует с собствен­ным Я.

Слепое пятно

«Слепое пятно» противоположно «видимому» — в этом секторе находится то, что знают о данном человеке другие, но чего не зна­ет или, точнее, не замечает за собой сам индивид.

Чаще это вытесненные из сознания отрицательные черты (эгоизм, нескромность, бестактность, невнимательность к другим и т. п.), но могут быть и недооцененные в самом себе (альтруизм, добросовестность, обязательность, обаяние и т. п.).

Неизвестное

В этом секторе то, что скрыто и от себя, и от других. Это также могут быть как положительные качества (нераскрытые таланты, готовность к самопожертвованию и т. п.), так и отрицательные, которые до сих пор не обнаружились лишь потому, что не были спровоцированы жизненными ситуациями, страхом, личной вы­годой и т. п.

Авторы «Окна Джогари» ассоциируют сектор «Неизвестное» с зоной Бессознательного (но ближе к ее трактовке подходит в «Психосинтезе» Р. Ассаджиоли).

Каждый из секторов может как расширяться, так и сужаться.

По мере работы группы сектор «Арена» все более расширяет­ся — человек раскрывается не только для других членов группы, но и для себя. Это и есть одна из главных целей групповой пси­хотерапии. Однако степень такого раскрытия будет во многом зависеть от того, образуется ли в группе соответствующая пси­хологическая атмосфера взаимосотрудничества и доброжела­тельности. Таким образом, динамика расширения сектора «Арена» будет в определенной мере информировать и о состоя­нии внутригрупповой атмосферы, то есть об эффективности сформированной группы в целом.

В помощь данной методике можно использовать «Обратную связь» и «Экспериментирование».

Обратная связь

Величина сектора «Обратная связь» будет информировать об успешности корректирующего воздействия группы на поведения каждого из ее членов. Обратная связь обеспечивает и развитие всех остальных секторов, помогая расширять «Арену», уменьшать зону «Слепого пятна», воспринимая и учитывая замечания и по­желания других членов группы.

Ясно, что степень такого восприятия и учета Обратной связи зависит от трех взаимовлияющих факторов: личностных особен­ностей членов группы; групповой атмосферы (включая влияние отдельных участников); от мастерства психотерапевта.

Надо помнить, что когда говорят о благоприятной внутригрупповой атмосфере, то имеют ввиду только степень ее нужного воздействия на членов группы, что может никак не зависеть от совместимости на уровне взаимных симпатий или вежливой ус­тупчивости.

Напротив, наиболее эффективным является уровень опреде­ленной взаимокритичности и даже конфликтности, не переходя­щей во враждебность, но позволяющей участникам наладить бо­лее реальную Обратную связь, не стесняясь указывать друг другу на недостатки.

Экспериментирование

Экспериментирование, то есть поиск наилучших моделей по­ведения для решения проблемных ситуаций, также связано с предыдущими разделами («Самопрезентация» и «Обратная связь») и во многом зависит от них. Это естественно. Чем шире сектор «Арена», тем увереннее чувствует себя член группы, тем смелее экспериментирует и тем более точные замечания и под­сказки получает от других членов группы по механизму обрат­ной связи

На ступени экспериментирования очень важно постоянно сле­дить за соблюдением известного принципа «здесь и теперь», то есть при малейшей попытке кого-либо из участников уйти в прошлое или в абстрактные рассуждения четко возвращать его на грешную землю, к решению данной ситуации именно в данной группе и в данный момент.

Это требование относится и к группам тренинга умений и психокоррекционным группам. Дело в том, что такие уходы от решения «здесь и теперь» далеко не безобидны — это уходы от решения реальных проблем, которые от этого еще более усугуб­ляются. Можно сказать, что тенденция к таким уходам в обсуж­дение прошлого или в строительство планов на будущее вместо конкретных немедленных решений и действий (которым вроде бы ничто не мешает, но они откладываются и откладываются, подменяясь бесконечными разговорами и размышлениями), и делает данных людей аутсайдерами («неудачниками» и «невро­тиками»).

Именно эта Невротическая (то есть логически необъяснимая) неспособность перейти от пагубного бездействия к вполне дос­тупным реальным действиям по решению собственных быто­вых и деловых проблем и приводит этих лиц в группы тренинга и психокоррекции. Поэтому развитие в них способности дейст­вовать «здесь и теперь» с дальнейшим переносом ее в реальную жизнь и является одной из главных задач групповой психоте­рапии.

Роль руководителя группы в определенной мере зависит от ти­па группы. Особенно это относится к группам тренинга (Т-группам). В частности, это зависит от срока, на который заплани­рована деятельность группы.

В «краткосрочной» группе психотерапевт вынужден больше брать на себя функции управления, так как у него нет времени для нормального процесса образования в группе определенных меха­низмов самоуправления. Он должен быть особенно активен на этапе формирования группы, распределения ролей и налаживания обратной связи, в которой он берет на себя главную роль коррек­тора поведения отдельных участников. Он дает или подсказывает конкретные задания, моделирует проблемные ситуации, например типичных конфликтов и их типового решения.

Группы такого типа очень популярны в США и называются Структурированными.

В отличие от «структурированных» групп, доводящих до авто­матизма распределение ролей и функций для коллективного реше­ния конфликтных проблем, существуют группы, нацеленные на максимальное выявление и развитие индивидуальности каждого участника. Эти группы получили название Тэвистокские, так как их модель была разработана в Тэвистокском институте человеческих отношений У. Байоном в 1959 г. В этих группах руководитель по возможности устраняется от процесса индивидуального совершен­ствования каждого участника под воздействием обратной связи с группой, которая выполняет роль Активного зеркала.

В настоящее время существует множество типов групп, но ос­новные идеи и функции групповой психотерапии остаются по су­ществу теми же.

Типичной ошибкой многих руководителей групп является из­лишнее вмешательство в групповой процесс. Хороший руково­дитель руководит группой по принципу «Не надо дуть в надутые паруса», то есть вмешивается в групповой процесс лишь в случае крайней необходимости. Особенно не надо спешить подсказы­вать группе выход из тупиковых ситуаций, пока не использова­ны все возможности. Иначе так и не будет решена главная зада­ча любой психотерапии — перевод клиента из Объектного (пассивного) в Субъектное (активное) состояние — обретение способности реально воспринимать и действенно решать собст­венные проблемы.

Это как при обучении плаванию — вы сколько угодно можете учить плавать ребенка, поддерживая под животик, но пока не от­пустите его, он так и не поплывет.

Руководителю группы следует вмешиваться (как можно менее заметно, но своевременно) только в тех случаях когда:

-в процессе эмоциональной дискуссии нарушается внутри-групповая этика и вообще этические нормы поведения в обществе (некоторые психотерапевты сознательно допускают такие ситуа­ции для лучшего самораскрытия, но это значительно реже прино­сит нужный эффект, а чаще психотравмирующие последствия и распад групп);

— групповая дискуссия принимает такой острый характер, что между членами группы возможно возникновение устойчивой враждебности;

-групповая дискуссия или отдельные члены уклоняются от принципа «здесь и теперь» и вообще уводят группу слишком далеко от решения тех проблем, ради которых она и формировалась;

— когда формируются и закрепляются явно неправильные мо­дели поведения, не способствующие решению проблем, а лишь усугубляющие их.

Все это относится как к группам тренинга профессиональных и межличностных умений, так и к психокоррекционным группам.

Группы тренинга межличностного общения

Как уже упоминалось, в эти группы чаще всего собираются люди, желающие научиться лучше строить семейные отношения, однако, разумеется, эти навыки полезны и для делового общения. Эти группы часто называют Группами коммуникативных умений, подразумевая под этим совершенствование не только взаимоот­ношений, но и взаимодействия.

Группы этого типа, несмотря на соответствие общим требова­ниям, предъявляемым ко всем Т-группам, имеют и специфику. Она заключается в том, что в работе таких групп одновременно (комплексно) решаются две задачи: Личностный рост и самосовер­шенствование каждого участника; совершенствование навыков об­щения и взаимодействия.

Тренировка в этих группах включает следующие разделы:

— описание поведения;

— коммуникацию чувств;

— активное слушание;

— конфронтацию.

Описание поведения

Дословный перевод не совсем точно передает задачу работы на этом этапе. Это не просто описание поведения себя и других, а обучение умению словесно характеризовать свое и чужое поведе­ние в наиболее приемлемом описательном, а не в критически-оценочном стиле.

Пример описательного стиля:

Ты неправильно это делаешь. (За этим может последовать благожелательный совет.)

Пример критически оценочного стиля:

— Разве так делают! Какой же ты непонятливый (бестолковый, неряха, растяпа и т. п.).

Первый вариант — шаг к совершенствованию действий отдель­ного участника и налаживанию взаимодействия с ним. Второй вариант — путь к обиде, обособлению, ухудшению взаимоотноше­ний и взаимодействия.

Коммуникация чувств

В этом разделе отрабатывается способность как можно точнее осознавать и как можно понятнее передавать другим свои чувства в словах, мимике и жестах. При благожелательной корректировке со стороны руководителя и друг друга участники учатся как мож­но более точно употреблять слова, избегая лишних, запутываю­щих основную мысль слов и выражений.

При этом важно добиваться того, чтобы три основных комму­никативных компонента (Слова, мимика и жесты) усиливали, а не опровергали друг друга.

Активное слушание

Большинству людей не столь важно услышать, что мы гово­рим, как найти в нас понимающего участливого слушателя. Умение участливо (внимательно и активно) слушать является важнейшим условием налаживания взаимопонимания и взаимо­действия.

Наш опыт и различные тесты показывают, что большинство из нас переоценивают свое умение слушать собеседника, что затруд­няет межличностные коммуникации и мешает собственному са­мораскрытию.

Для совершенствования этой способности используются спе­циальные упражнения, формирующие активное слушание и эмпатическое (эмоционально-сопереживающее) понимание.

Конфронтация

Это решающий и наиболее трудный этап групповой работы. Здесь тоже имеется некоторое смысловое несовпадение самого термина Конфронтация, как он понимается в данном случае и в нашей повседневной лексике.

Под конфронтацией в данном случае подразумевается не про­тивоборство или противостояние, что недопустимо в групповой психотерапии и тем более в группах тренинга коммуникативных умений, а повышение эффективности сотрудничества, но все же с некоторым привкусом здорового противоборства. Именно здоро­вого, так как в нормальной группе, семье, деловом коллективе обязательно периодически возникают противоречивые мнения, а также различные подходы к решению ситуаций и манеры поведе­ния, которые далеко не всех устраивают.

Именно поэтому в разделе «Конфронтация» участники груп­пы должны приобрести навыки не просто налаживать отноше­ния и взаимодействия, но и убеждать другого изменить некото­рые свои взгляды и модели поведения. При этом важно не толь­ко не ухудшить, но и — желательно — улучшить взаимопонимание и отношения.

Ясно, что для успешной, полезной для всех участников груп­пы, реализации задач конфронтации необходима тщательная проработка предыдущих разделов: «Самопрезентации» (одина­кового понимания каждого члена группы как самим собой, так и другими участниками) и «Обратной связи» (умения адекватно реагировать на поведение других и учитывать их реакцию для коррекции своего поведения).

Существуют следующие параметры, соответствие которым по­зволяет считать, что данный участник правильно освоил этап Конфронтации. Для этого он должен продемонстрировать в груп­пе во время решения конфликтной ситуации:

— умение налаживать взаимоотношения и эмпатическое (не только умом, но и сердцем) взаимопонимание;

— выражать конфронтацию (несогласие желание внести изменение) в тоне благожелательного предложения, совета или вопро­са а не категорического требования;

— обсуждая поведение или мнение собеседника, не переходить с сути дела на личность;

— не просто критиковать и отвергать чужие предложения а спокойно приводить логические аргументы обосновывающие свою точку зрения, и другое решение проблемы;

— вести конфронтацию честно, не искажая фактов и мнении в свою пользу или в ущерб оппоненту.

Надо сказать что между Т-группами (группами тренинга различных умений) и психокоррекционными группами много общего. В частности, работа в Т-группах, кроме совершенствования от­дельных профессиональных и межличностных навыков, в значи­тельной мере выполняет и роль духовного оздоровления и совершенствования. Ведь одной из задач психокоррекционных групп по отношению к каждому отдельному участнику является высвобож­дение его личности от зажатости, помощь в максимальном само­раскрытии самого себя в социуме (для других и для себя), что, по мнению большинства групповых психотерапевтов, начиная с Ф. Пёрлза, считается главным условием оздоровления личности.

Это дает полное основание считать (и это подтверждается мнением психотерапевтов и участников Т-групп), что данные группы, кроме совершенствования конкретных навыков, решают и функ­цию общего психологического оздоровления и совершенствова­ния каждого участника, повышение его уверенности в себе в про­цессе общения и взаимодействия с другими и т. п.

Вопросы для самопроверки

1. Чем отличается групповая психотерапия как форма любой психотерапии от групповой психотерапии как самостоятельного метода?

2. Перечислите основных авторов дающих свою трактовку групповой психотерапии.

3. Что такое психокоррекционная группа?

4. Назовите два наиболее популярных типа групп групповой психотерапии.

5. Приведите примеры работы групп тренинга умений.

6. Охарактеризуйте сущность encounter-групп.

7. Перечислите типы психокоррекционных групп и особенности их деятельности.

8. Опишите групповую поведенческую терапию.

9. Перечистите основные права которыми учат пользоваться в группах тренинга социальных умений.

10. Перечислите основные требования к групповому психотерапевту.

Posted in ОСНОВЫ ПСИХОТЕРАПИИ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *